Вернуться к спектаклю: Король Убю

Другие ссылки:

17.05.2003, «Зеркало недели (Киев)», Дмитрий Чепурных
Провокации et cetera

2002, «Из книги «Александр Калягин»», Александр Калягин
Александр Калягин о «Короле Убю»

28.01.2003, «Первое сентября, № 4», Ольга Егошина
Оглянуться — и не узнать себя

16.04.2002, «Русский журнал», Роман Ганжа
Круг чтения

14.01.2002, «Новая газета», Ольга Коршакова
Александр КАЛЯГИН: ПУБЛИКА ОЧЕНЬ ОПАСНА…

23.02.2002, «Версты», Ольга Егошина
Не форсируйте фарс!

2.02.2002, «Московская Правда», Наталия Балашова
Зловещий шут, резвящийся тиран.

2002, «Вечерний клуб», Мария Львова
Фарс написан, фарс и поставлен

6.02.2002, Глеб Ситковский
Как важно быть несерьезным

2002, «Афиша, № 2», Елена Ковальская
Папаша-кураж

Зловещий шут, резвящийся тиран.

Критика не пустили в театр. Вот так встали, раскинув руки, в дверях и вежливо, но непреклонно вытеснили за порог. Обида была горькая, тем более, что театр “Et cetera” — в числе нежно любимых, а работы Александра Калягина в его спектаклях — сплошное наслаждение. И было решено: больше в этот театр — ни ногой.

Когда же притупилась острота обиды, профессиональное чувство долга все-таки призвало критика к исполнению своих обязанностей, тем более что от театра поступило учтивейшее приглашение с извинениями за происшедший инцидент.

Знаю Театр “Et cetera” с момента его создания. Видела все его спектакли: отличные, хорошие, средние, проходные. Сейчас же со всей ответственностью смею утверждать, что премьера «Короля Убю» по пьесе Альфреда Жарри в постановке болгарского режиссера Александра Морфова с Александром Калягиным в заглавной роли — лучшее из всего показанного “Et cetera” за годы существования. Блестящий спектакль, фантастическая работа Калягина!

Но сначала немного истории. Некий четырнадцатилетний мальчик Альфред Жарри, доведенный до исступления учителем физики, накатал на своего тирана сатирическую пародию в форме пьесы для кукольного театра, наделив к тому же ненавистного героя непечатным лексиконом. И назвал свое сочинение «Король Убю». Впервые пьеса была показана в 1896 году режиссером Орильен-МариЛюнье-По в парижском театре «Эвр», приведя в шоковое состояние французских театралов, воспитанных на возвышенной классике Корнеля и Росина. Мольер, правда, баловался фарсом, но не до такой же степени!

Однако все, что скандально, обретая огласку, становится сенсацией. Альфред Жарри в одночасье стал героем скандальной хроники, а его «Король Убю» — культовой пьесой ХХ века, вобравшей в себя истоки будущих театральных направлений абсурда, жестокости, сюрреализма. Антонен Арто — один из крупнейших режиссеров ХХ века = даже назвал свой театр именем Альфреда Жарри. Вся Европа играла «Короля Убю», находя в пьесе аллюзии на собственную историю, а в главном герое — пародийное обобщение всякой тирании от Нерона до Гитлера, Муссолини и Сталина. Не случайно в СССР «Король Убю» не ставился и в России практически не имеет сценической истории. 

Фарс — жанр непростой. Малейший перебор — и пикантность обернется пошлостью, острота — натужным комикованием, игра на штампах — скукой.

За последние годы наш отечественный театр стремительно теряет чувство стиля, понятия жанра и просто хорошего вкуса. В моде эклектика — бездумное, бесцельное смешение воедино времен, эпох, национальных особенностей, социальных категорий. «Король Убю» в “Et cetera” — идеальный образец жанрового, стилевого единства от режиссерского решения в целом до мельчайших деталей сценического оформления, костюмов (художник Эмиль Капелюш из Петербурга), грима (Николай Максимов), пластики (Сергей Грицай), музыкального сопровождения (Александр Морфов).

Теперь я понимаю, почему критиков не пускали на первые представления. Театр шлифовал, по реакции зала дорабатывал спектакль, доводя его до совершенства. И довел, отполировал до зеркального блеска. В сценической редакции театра текст А. Жарри дополнен фрагментами рассказа А. Д. Росси «Храбрый капитан» и эссеистской прозой Э. Ионеско, которая вложена в уста самого Альфреда Жарри, худенького застенчивого мальчика, торопливо старающегося объяснить зрителям, как он ненавидит театр, но все-таки оказывается втянутым в эту странную историю. 

А история и впрямь диковатая. Некий Папаша Убю, приземистый толстяк в широченных штанах, клоунских башмаках и красном берете, абсолютный невежа, не умеющий даже читать и писать, ухитряется тем не менее скинуть с престола законного монарха и воцариться на опустевшем троне. Неугодных министров, царедворцев, приближенных тут же отправляет на виселицу, а с народа сам берется сдирать налоги, ибо государственная казна, как это всегда бывает, оказывается абсолютно пустой. Не спасает, а только усугубляет ситуацию затеянная Убю война. Узурпатор вынужден бежать за рубеж, где все повторяется сначала.

Прозрачность намеков очевидна. Форма шутовская, но суть нешуточная: любая страна, пережившая государственные перевороты, будь они на час или на десятилетия, узнает себя в «Короле Убю». Место действия — Польша, но тоже условная, именуемая автором Нигдеей.

Папаша Убю Александра Калягина — самый настоящий клоун, совершеннейший клоун: фигура — бочонок на ножках, загребущие ручонки — ухватом, размалеванное лицо, писклявый голосишко. Клоун на арене всегда смешон и добродушен. Клоунская природа калягинского героя страшна и зловеща. При том, что он чрезвычайно забавен и обезоруживает какой-то детской наивностью, легкостью в мыслях необыкновенной.

Помните знаменитый фильм «Тетка Чарлея» и Калягина в роли этой уморительной пресловутой тетки? Казалось тогда: смешнее не бывает. Сегодняшний Убю артиста — на порядок выше. Воистину таланту нет предела. Калягин купается в роли. Его подонок Убю органичен, естественен в самых нелепых ситуациях, положениях. Он азартно живет, наслаждаясь могуществом безграничной власти и забавляясь этим могуществом, как ребенок новой игрушкой. Ему даже в голову не приходит подумать о завтрашнем дне, для него важно только то, что происходит сию минуту, сейчас. Велел кого-то повесить — и тут же о нем забыл, а бедняга болтается в петле и отчаянно дрыгает ногами. Под стать мужу и мамаша Убю (эту роль играют Ольга Белова и актриса Театра им. Моссовета Маргарита Шубина) — лохматая, неприбранная халда с зычным голосом и повадками старой, опытной бандерши. Но мужу предана и всюду с ним, как нитка за иголкой. Остальная банда Убю, как и положено свите, «играет короля». И, надо отдать должное, играет превосходно. Переполненный зал “Et cetera” восторженно принимает спектакль.

Это уже вторая постановка Александра Морфова в театре А. Калягина (первой была «Дон Кихот»), и, наверное, уже можно сказать, что театр обретает свое лицо, отличное от всех остальных московских коллективов. Свое лицо в наше время — большая редкость, которую надо уметь сохранить.



Наталия Балашова

Московская Правда, 2.02.2002


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru