Вернуться к спектаклю: Последняя запись Крэппа

Другие ссылки:

11.06.2004, «Украина и мир сегодня», Людмила Печерская
Соло для магнитофона с артистом

18.06.2004, «Украина и мир сегодня»
Сказать людям самое важное

10.06.2004, «podrobnosti.ua», Надежда Григорьева
На сцене театра имени Ивана Франко — моноспекталь «Последняя запись Крэппа»

2002, «Из книги «Александр Калягин»», Роберт Стуруа
Роберт Стуруа об Александре Калягине

28.01.2003, «Первое сентября, № 4», Ольга Егошина
Оглянуться — и не узнать себя

21.11.2002, «Новые известия», Елена Ямпольская
Гроссмейстер

21.11.2002, «Вечерний клуб», Мария Львова
Метафизическая свалка

21.11.2002, «Алфавит», Глеб Ситковский
Пропала жизнь

15.11.2002, «Консерватор», Марина Давыдова
Парадокс об актере

14.11.2002, «Вечерняя Москва», Ольга Фукс
Я мог быть счастлив!

Метафизическая свалка

Александр Калягин может все. Возглавлять Союз театральных деятелей и руководить театром своего имени, заседать по культурным вопросам с Президентом и вести телепередачу. Но главное — он может играть. С такими азартом и страстью, какие и не снились сегодняшнему актерскому молодняку. И собственный (шестидесятилетний) юбилей вместе с днем рождения своего театра (десятым) он отметил не торжествами и чествованиями, а спектаклем, точнее — моноспектаклем.
Знаменитая грузинская команда, победоносно шествующая по московским театрам, снова в «Et Сetera». Режиссер Роберт Стуруа, художник Георгий Алекси-Месхишвили и композитор Гия Канчели привлекли иллюзиониста Романа Цителашвили и все вместе поставили пьесу абсурдиста Беккета.
Для старика, празднующего 69 день рождения в обществе магнитофона, бананов и маленькой черепашки, они сочинили невероятно подробную обстановку. Авторская ремарка — «лачуга Крэппа» — воплотилась в странное жилище, в котором собраны разнообразные отбросы существования. Баскетбольная корзина с оборванной сеткой висит над грязным холодильником, роскошное дворцовое кресло, знавшее лучшую жизнь лет этак двести назад, стоит рядом с ржавой жестяной бочкой, у каких греются бомжи. Кресло-качалка попала сюда явно из идиллических воспоминаний героя, а новехонький ярко-красный стол — из современного офиса.
Вся эта метафизическая свалка огорожена дырявой металлической сеткой и служит пристанищем, похоже, что и последним, довольно антипатичному персонажу. Причем, таковым он был всегда. Об этом мы можем судить по аудиозаписям, которые слушает старикашка Крэпп. Вся его жизнь задокументирована на кассетах. Перед нами он ведет диалог с самим собой — тридцатилетней давности. Голос, звучащий из магнитофона, сильный и властный, прерывается ломким старческим ворчанием, хрипами Крэппа сегодняшнего.
Александр Калягин загримирован донельзя: седые патлы, красные глаза и нос, истершиеся лохмотья вместо одежды. Он играет человека даже более старого, чем предписано автором: трясущиеся руки, мелкие неуверенные шажки, частые судорожные пробежки в уголок — явные нелады с простатой.
Обочина жизни, на которой существует и ведет безнадежный и безжалостный разговор со своим прошлым Крэпп, место, в общем, довольно уютное, хотя и не лишенное странностей. Там сами по себе раскрываются зонтики, раскачивается кресло-качалка, катится мячик, старый-престарый радиоприемник по собственному почину и произволу играет очаровательную музыку, а в финале спектакля улетает в небеса помятый котелок Крэппа.
Одна из самых отчаянных и тоскливых пьес мирового репертуара превратилась в забавную, печальную сказку с легким мистическим налетом и замечательным, бесконечно талантливым актером в центре.

Мария Львова

Вечерний клуб, 21.11.2002


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru