Вернуться к спектаклю: Смерть Тарелкина

Другие ссылки:

4.04.2005, «Вечерняя Москва», Ольга Фукс
Мцырь в полосочку

7.04.2005, «Полит. ру», Валерий Золотухин
Торжество невысшего суда

22.03.2005, «Афиша», Екатерина Рябова
Смерть Тарелкина

7.04.2005, «Культура», Алиса Никольская
Владимир Скворцов: «Я доверяю самому себе»

7.04.2005, «Независимая газета», Ольга Галахова
Сухово без Кобылина

6.04.2005, «Собеседник», Полина Ерофеева
У Калягина уморили Тарелкина

4.04.2005, «Российская газета», Алена Карась
Еt cetera в полосочку

7.04.2005, «Культура», Наталия Каминская
Тени забитых предков

4.04.2005, «Новые Известия», Ольга Егошина
Смерть в полосочку

4.04.2005, «Известия», Марина Давыдова
У него люди в полосочку

У Калягина уморили Тарелкина

В театре “Et Cetera” Александра Калягина состоялась премьера спектакля «Смерть Тарелкина» в постановке Оскараса Коршуноваса. Пьеса Сухово-Кобылина идет в Москве на нескольких сценах, а некогда находилась под запретом 30 лет.

Постановка «Смерть Тарелкина» в меру концептуальная, в меру современная и в меру традиционная. Ультрасовременность выразилась в зловещей музыке, красноглазых инопланетных зайцах и рэпперских песнопениях «кредиторов». «Смерть Тарелкина» — это и театр, и кино. На сцене — спектакль, а на заднем плане на экране — проецируемые, как в кинотеатре, изображения лиц, фигур, силуэтов, пейзажей.

Впервые появившись на сцене, Калягин, исполняющий одну из главных ролей — генерала Варравина, который мечтает вернуть себе украденные Тарелкиным бумаги, долго молчит, много ест, уходит. Не роняет слов и Тарелкин (Владимир Скворцов) — в своей полосатой пижаме он сливается с полом идентичной расцветки, в то время как Мавруша набивает куклу, выдаваемую за его тело, тухлой рыбой.

У Сухово-Кобылина герой решает умереть понарошку, всех обмануть, чтобы кончить старую жизнь и начать новую. Сам же он переодевается в своего соседа Копылова, читает над собственным гробом проникновенную речь и пьет водку с квартальным надзирателем. Но этот цирк не спасает его от разоблачения. У Коршуноваса Тарелкин не делает акцента на перевоплощении. Разве что выворачивает халат наизнанку, а это еще хуже —в черном он выделяется на полосатом фоне актеров и декораций. 

Александр Калягин появляется то в образе Варравина, то в виде капитана Полутатаринова — в изумрудно-зеленом фраке, боярской шапке и с зеленой окладистой бородой. Калягин играет сразу несколько ролей, но не исполнит главную — Тарелкина, как поначалу хотел. Он и режиссер почему-то все переиграли. Ох (Виктор Вержбицкий) и Расплюев (Петр Смидович) распивают на сцене водку, развлекаясь тем, что бьют дворников, хватают за причинное место доктора Крестьян Крестьяныча и морят жаждой Тарелкина, закутанного в смирительную рубашку.

Заканчивается все, как теперь модно, философски- заклеванный системой Тарелкин, в котором уже отказываются признавать кого бы то ни было, спрашивает у зрителей, не возьмут ли они его на работу. А в ответ — тишина.

Полина Ерофеева

Собеседник, 6.04.2005


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru