Другие страницы:
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | >>

13.11.2007, «Взгляд»
Александр Калягин вручил посмертно премии Боровскому и Шейнцису

15.10.2007, « «Российская газета» — Центральный выпуск № 4492»
Крымский Авиньон

4.10.2007, «Культура, № 39»
«Настоящих буйных мало…»

1.10.2007, «Театрал»
Александр Калягин: «Все зависит от вкуса»

27.07.2007, «The Moscow Times»
Thrills, Farce and Dramatic Coups / Сенсации, фарсы и драматические перевороты

21.06.2007, «Культура»
АЛЕКСАНДР КАЛЯГИН: «Нет режиссера в своем отечестве»

1.06.2007, «Экран и сцена»
Счастливый человек

28.05.2007, «Новые известия»
Эталонный актер

25.05.2007, «Московские новости»
Победитель

25.05.2007, «РИА Новости»
Известному актеру Александру Калягину исполняется 65 лет

25.05.2007, «Комсомольская правда»
Александр КАЛЯГИН: Играет лучше меня? убью!

25.05.2007, «Российская газета»
Неоконченная пьеса

25.05.2007, «РИА Новости»
Александра Калягина чуть не отчислили за профнепригодность

25.05.2007, «News Info»
Сан Саныч

24.05.2007, ««Культура»»
«Восемь с половиной» Александра Калягина

26.04.2007, «РИА Новости»
Калягин: сохранение самобытных ценностей — ключ к решению проблем

11.04.2007, «Литературная газета»
Зола и пламень

1.04.2007, «Театральная касса»
Подавлять и возбуждать

29.03.2007, ««Культура»»
АЛЕКСАНДР КАЛЯГИН: «Мы - одна семья»

26.03.2007, «Новое время (The new times)»
«Какой зритель есть, для такого и играем»

Другие страницы:
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | >>
АЛЕКСАНДР КАЛЯГИН: «Мы - одна семья»

27 марта профессионалы и любители сценического искусства отметили Международный день театра. По традиции председатель СТД России Александр КАЛЯГИН обратился к коллегам-театралам с ежегодным посланием. А в эксклюзивном интервью газете «Культура» поделился своими размышлениями о сущности и тенденциях российского театрального процесса.

 — «Все мы смертны, но театр вечен, как сама жизнь» — так заканчивается в этом году международное послание, распространяемое по традиции в День театра, его автор — шейх, доктор Султан Бин Махаммед аль-Касими.

 — Прекрасная фраза, по-восточному красивая и мудрая.

 — В этой речи прозвучала боль за людей, населяющих нашу Землю, погрязших в войнах, нищете и этнических конфликтах. А что вы написали в своем послании театральным деятелям России в Международный день театра?

 — Мое поздравление коллегам я не стал бы называть посланием. Это совсем другой жанр, другой масштаб — не народы и континенты, а обращение к друзьям. Я обращался к тем, кого хорошо знаю, я представлял лица своих друзей, в основном знакомые и родные. У меня вообще какое-то странное ощущение — нас ведь очень много, только наш союз насчитывает более 25 тысяч человек, это же целый город, а кажется, что мы все друг друга знаем, что мы одна семья. Поэтому и слова простые, и пожелания те, которые желаешь своим близким. 

 — Но вы, как всегда, наверняка напомнили о высокой миссии русского театра?

 — Напомнил. И вы напрасно иронизируете. Никакого пафоса в этом нет. Каждый живущий человек выполняет свою миссию, вернее, несколько миссий — растить детей, делать свое дело, любить Родину. На людей, выбравших театр делом жизни, возложена миссия сохранить театральную культуру — богатое, доставшееся нам наследство. Это не значит, что мы должны остановить развитие театра. Для меня один из самых гениальных спектаклей, который мне довелось посмотреть в своей жизни, — это «Мещане» Г. А. Товстоногова. Но глупо призывать режиссеров ставить, как Товстоногов, или как Ефремов, или как Эфрос. Другая жизнь, другие ритмы, другое мироощущение, следовательно, другие средства выразительности, другой театральный язык и другое театральное мышление. Но призывать сохранить авторский театр, думаю, надо. Пусть будут другие «авторы», вернее, они неминуемо должны быть другими со своим пониманием и жизни, и театра. Но нельзя не пытаться помешать засилью исключительно коммерческого театра, который готов поглотить нас всех без остатка.

 — «Пожары» Важди Муавада в вашем театре — это и есть такая попытка?

 — Нас привлекла эта пьеса, для меня ее достоинства очевидны — я почувствовал в ней ту боль, которую ощущаю сам. Да разве рядом с нами не льется кровь, разве нет насилия, бессмысленного и страшного? Мы уже забыли про Чечню? Неужели мы так очерствели, что уже ничего не чувствуем? Театр сейчас отказывается говорить на эти темы, не принято. «Мы устали от безразлично мелькающих лент новостей и в то же время устали от того, что сегодня нет театра, который бы достойно говорил о проблемах социальных, политических» — это не мои слова, их сказала после спектакля студентка ГИТИСа. Признаюсь, для меня было неожиданным, что «Пожары» примет молодое поколение, поколение тех, кого мы привыкли считать существующими вне политических и социальных проблем.

Вообще, я думаю, что мы живем в плену многих заблуждений. Мы по-настоящему не знаем, чего ждет от нас зритель. Удобно думать, что наш народ устал от проблем и в театр приходит, чтобы отвлечься и отдохнуть. Уверен, это не так. Но ведь проще лепить одну за другой легковесные комедии, чем искать современный смысл в классике, искать новые тексты, говорить о сегодняшней жизни, конечно, для всего этого нужно душевно тратиться. Вот мы и придумываем, что зрителей нельзя загружать, его надо радовать всякими театральными «игрушками».

 — Вы против комедий?

 — Господь с вами. На эфросовском «Тартюфе» во МХАТе зрители просто умирали от смеха. Недавно я участвовал в телевизионной передаче, посвященной 60-летию со дня рождения Юры Богатырева, мы вспоминали этот спектакль. Какое это было для всех счастье!

 — Сегодня уже так не ставят, так не играют?

 — В каждом вашем вопросе есть подвох. Так и ждете, что отвечу: да, так не ставят, так не играют. Но вы же сами процитировали шейха: «Мы смертны, а театр вечен, как сама жизнь». Уходят одни, и им на смену приходят другие и строят свой театр.

 — Вы видите достойную смену?

 — К сожалению, пока нет. Есть талантливые постановщики, но очень мало режиссеров. Главная проблема, как мне кажется, состоит в том, что много людей, которые занимаются этой профессией, не имеют своего мировоззрения. А в моем понимании режиссер без философского осмысления мира — это не художник. Говоря о сегодняшнем театре, на мой взгляд, Михаил Швыдкой дал потрясающе точное определение — недообъемность. Действительно, есть ощущение, что театр стал работать в иных масштабах. Так называемые авангардные режиссеры не объединены общими идеями, все они работают на отрицании всего существующего. Есть некая безответственность во всем, что они делают. Наверное, так происходит потому, что, закончив институты, они отправляются в свободное плавание, формируются вне театра, перебегая с одной площадки на другую. Сейчас очевидны последствия разрушения института очередных режиссеров, где учились профессии главного режиссера. В свое время Товстоногов правильно сказал: «Главный режиссер — это не должность, это профессия». Мы привыкли считать, что во всем виновато время, можно и сейчас объявить, что сегодня время, которое не способствует появлению художественных лидеров.

 — Но согласитесь, что и артисты помельчали.

 — Хорошее у нас интервью в профессиональный праздник. Все у нас плохо, если еще о критике заговорим, то совсем грустно станет. Но давайте еще раз повторим: «Театр вечен!» Мне это напоминает, как повторяет Михаил Швыдкой в своей передаче главный тезис: «Жизнь прекрасна!» Он это делает очень обаятельно. А потом я с интересом читаю его серьезное высказывание: «Культура — это не национальный проект, это жизнь нации. Культура живет и умирает с нацией, и наоборот». Ведь здорово сказано, лучше, чем у шейха.

Вот вы начали говорить про артистов, что мало среди них личностей. Дальше мы перешли бы к тому, какой кошмар — сериалы, как они разрушают актерские таланты. Все это правда, это данность нашего времени. Популярность нужна артисту, это хорошо, если на него придут в театр. Но надо не забывать, что театр — это другая территория. И ее законы нельзя нарушать. По статистике, в театр ходит только три процента населения. Театр — это элитарный вид искусства. Его элитарность в высокой духовности, мы сильны на своем поле, нам нельзя играть по чужим правилам, и если мы станем это делать, то неминуемо проиграем. Наша задача — сохранить суверенитет театра, простите меня, в этом наша миссия. 

Беседу вел Олег ФРОЛОВ

«Культура», 29.03.2007


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru