Другие страницы:
<< | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | >>

28.02.2007, «Театрал (Театральные Новые известия)»
Другая сторона луны

26.02.2007
Письмо А. Калягина к юбилею театра «Школа драматического искусства»

15.02.2007, «Вечерняя Москва»
Подавленные и возбужденные

12.02.2007, ««Итоги»»
Самое важное

8.02.2007, «Культура»
Быть знаменитым несерьезно

5.02.2007, «Собеседник»
Пора на дачу?

5.02.2007, «Известия»
Подавлен — значит возбужден

2.02.2007, «The Moscow Times»
Backstage Confessions / Закулисные признания

2.02.2007, «Независимая газета»
Александр Калягин. Verbatim

1.02.2007, «Российская газета»
Калягин сыграл Калягина

1.02.2007, «Утро.ru»
Подавление без возбуждения

1.02.2007, «Труд»
Калягин «подавляет и возбуждает»

1.02.2007, «Коммерсант»
Исповедь в концертном исполнении

1.02.2007, «Время новостей»
Как и жизни тысяч других

23.01.2007, «ИТАР-ТАСС»
На встрече с актерами Калягин прослезился

15.01.2007, «Новая газета»
Театр без выхода

11.01.2007, ««Культура»? № 01»
АЛЕКСАНДР КАЛЯГИН: «Великий, могучий, адаптированный»

7.12.2006, ««Культура», № 48»
АЛЕКСАНДР КАЛЯГИН: «Проект ремонта Дома ветеранов сцены разрушен, СТД оказался в глупейшем положении»

25.10.2006, «СТД РФ»
О мерах по сохранению и развитию Дома ветеранов сцены имени М. Г. Савиной

25.10.2006, «СТД РФ»
Дом ветеранов сцены имени М. Г. Савиной. Историческая справка

Другие страницы:
<< | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | >>
Самое важное
Спектакль «Подавлять и возбуждать» в театре “Et cetera”

Александру Калягину в последнее время пришлось несладко — желтая пресса навалилась со страстью, вызывающей изумление. С чего вдруг они так взъелись, неясно, но крови руководителю “Et cetera” попортили много, это уж точно. И вроде отворачиваешься от шокирующих «откровений» с брезгливостью, а осадок неприятный все равно остается. Вот и над названием будущего калягинского спектакля потихоньку хихикали, в словах, вынесенных в заголовок, вычитывали что-то эротическое. Меж тем это, оказывается, термины, принятые в психиатрии. В пьесе герой приходит к врачу, а тот и объясняет, что главный, он же единственный способ лечения — подавлять и возбуждать. Все прочее, в том числе и лекарства, — отъем денег. Впрочем, пьеса не о психиатрии, она — о театре.

Написал пьесу драматург Максим Курочкин, но Александр Калягин принял в ее создании живейшее участие. Очень уж хотелось высказаться — о театре и о себе. Для Курочкина театральная жизнь — прежде всего повод для остроумия, Калягин увидел там драму. Сошлись на чем-то среднем, что и помешало сделать из пьесы новейшие «Восемь с половиной». Давний этот фильм, несомненно, волновал воображение постановщика, но беда в том, что Калягин — не Феллини. У него есть другие неоспоримые достоинства, но крупного режиссерского дара, помогающего создавать шедевры, увы, нет. Впрочем, вот вопрос: а кто у нас Феллини?

Кто способен театральность с гротеском соединить, чтобы исповедь от пошлости уберечь? То-то и оно. Вот и пришлось Калягину самому ставить. Дорогую вещь в чужие руки отдать не решился, понять можно.

Герой Калягина назван Хорошим актером, у него молодая красивая жена, съемки в рекламе и прочие жизненные успехи. А что у него не так, что мучает и не дает покоя, не обозначено. То ли уже играет не очень, то ли еще что беспокоит. Собственно говоря, это неясное беспокойство и есть главное содержание спектакля. Сюжета, за которым публика могла бы следить, нет, в связи с чем она (публика то есть) слегка скучает. Персонажи, среди которых жена Света (Наталья Благих), друг по прозвищу Рыба (приглашенный из Санкт-Петербурга замечательный актер Вячеслав Захаров), дочь Рыбы, еще одна Света (Мария Скосырева), так и не ставшая возлюбленной героя, его отец (Александр Давыдов) и его студент (Анатолий Завьялов) составляют некий фон, на котором тоскует-мечется Хороший актер. «Непонятно, я все еще в профессии, или уже все…» — откровенничает он с врачом. Вопрос, как легко догадаться, для любого серьезного актера больной. И как бы там ни оценивать спектакль в целом, а по этому поводу Александр Калягин может не волноваться. Он все еще в профессии, несмотря на звания и прочие общественные регалии. Не просто хороший актер, а очень хороший актер. И это — самое важное, а прочее все — гниль, что ни говори. У человека, казалось бы, всего в этой жизни уже достигшего — народный артист, руководитель театра и театрального союза, член Общественной палаты и проч., — неожиданно обнаружилась потребность в исповеди. Господа, ухватившие Фортуну за хвост, чаще всего на этом и успокаиваются, уже навсегда. А он, нате вам, чего-то еще хочет, и штампы, годами наработанные, с себя сдирает, да еще подставляется так искренно и так беззащитно. Как после этого бросить в него камень? Не получается.

«Итоги», 12.02.2007


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru