Другие страницы:
<< | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | >>

28.02.2007, «Театрал (Театральные Новые известия)»
Другая сторона луны

26.02.2007
Письмо А. Калягина к юбилею театра «Школа драматического искусства»

15.02.2007, «Вечерняя Москва»
Подавленные и возбужденные

12.02.2007, ««Итоги»»
Самое важное

8.02.2007, «Культура»
Быть знаменитым несерьезно

5.02.2007, «Собеседник»
Пора на дачу?

5.02.2007, «Известия»
Подавлен — значит возбужден

2.02.2007, «The Moscow Times»
Backstage Confessions / Закулисные признания

2.02.2007, «Независимая газета»
Александр Калягин. Verbatim

1.02.2007, «Российская газета»
Калягин сыграл Калягина

1.02.2007, «Утро.ru»
Подавление без возбуждения

1.02.2007, «Труд»
Калягин «подавляет и возбуждает»

1.02.2007, «Коммерсант»
Исповедь в концертном исполнении

1.02.2007, «Время новостей»
Как и жизни тысяч других

23.01.2007, «ИТАР-ТАСС»
На встрече с актерами Калягин прослезился

15.01.2007, «Новая газета»
Театр без выхода

11.01.2007, ««Культура»? № 01»
АЛЕКСАНДР КАЛЯГИН: «Великий, могучий, адаптированный»

7.12.2006, ««Культура», № 48»
АЛЕКСАНДР КАЛЯГИН: «Проект ремонта Дома ветеранов сцены разрушен, СТД оказался в глупейшем положении»

25.10.2006, «СТД РФ»
О мерах по сохранению и развитию Дома ветеранов сцены имени М. Г. Савиной

25.10.2006, «СТД РФ»
Дом ветеранов сцены имени М. Г. Савиной. Историческая справка

Другие страницы:
<< | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | >>
Калягин «подавляет и возбуждает»
Киевский драматург написал пьесу о мэтре российского театра

Александр Александрович Калягин, бесспорно, сам себе режиссер. Режиссер своей судьбы, своей творческой биографии, Союза театральных деятелей России, который возглавляет. А теперь он еще и режиссер спектакля о… Сан Саныче Калягине, в котором, естественно, сам играет главную роль.

В последнее время жизнь подсовывает мэтру одну подлянку за другой. То желтая пресса выясняет его интимные отношения с прекрасным полом, из-за чего приходится судиться, то пенсионеры жалуются президенту Путину, мол, оградите нас от этого «захватчика», решившего оттяпать себе Дом ветеранов сцены в Петербурге.

Впрочем, этих малоприятных эпизодов нет в спектакле по пьесе Максима Курочкина «Подавлять и возбуждать», написанной на основе наблюдений за жизнью любимца публики. Зато есть другое — внутренние терзания большого актера, комплексующего по поводу собственного таланта, который может в любой момент угаснуть. Ведь это как лампочка, перегорела — и нет света. И жизнь — это театр. И не только потому, что все люди в ней актеры. Но еще и потому, что после каждого спектакля закрывается занавес, а другого спектакля может и не быть. Кому, как не Калягину, которого дважды увозили с инфарктом в больницу, знать об этом.

Время от времени артист обращается к залу с монологами, содержащими животрепещущие вопросы отечественного искусства. Например, что делать с современным театром с его засильем голубых; с телевидением, где ему стыдно выступать, поскольку это «гомноящик». Также выясняется, что герой спектакля — ярый противник «сладких» интервью с вопросиками типа «где отдыхали», «что ели».

Все вместе это напоминает исповедь Платонова из «Механического пианино». Только состарившегося и обзаведшегося круглым животиком. Герой пьесы предстает отнюдь не обаятельным и душевным, а издерганным, «затраханным» бесконечными просьбами человеком, не знающим, что делать с очередной хищницей, как забыть чистую любовь к дочери друга, сомневающимся, способен ли он еще оставаться искренним, если вокруг все играют. А ведь он не хочет играть, он хочет понять, как могли пропустить в XXI век подлецов, лизоблюдов, бездарей и так далее. Одним словом, сплошные нервы. Не жизнь, а скачки с препятствиями.

Трудно сказать, что в пьесе Курочкина основано на подлинных словах и переживаниях Александра Калягина, а что — всего лишь художественный вымысел. Я, честно сказать, мало что поняла во всем этом сумбуре, чем-то отдаленно напоминающем прозу жизни известного артиста. Зачем так много пустых и банальных слов? К чему все эти навороты с неким загадочным другом, которого он ненавидит и который так и не появляется на сцене? И почему актеру, если следовать логике героя, надо обязательно «подавлять» и одновременно «возбуждать» себя? Сказали бы проще: господа артисты, займитесь аутотренингом и не употребляйте много спиртного. Вот, например, Александр Калягин если и выпьет, то одну рюмочку «Хенесси» для расширения сосудов.

Словом, создается ощущение, что Калягин, с одной стороны, попытался открыть свою душу перед зрителями. Но с другой — сделал это так, чтобы никто ни о чем не догадался, не сделал никакого вывода, кроме разве того, что живется ему нелегко и он по-прежнему озабочен судьбой русского театра.

Труд, 1.02.2007


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru