Другие страницы:
<< | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | >>

21.10.2006
Вступительный доклад А. Калягина на V (XIX) Съезде Союза театральных деятелей России

16.10.2006, «Огонек, № 42»
Нас слушают, но не слышат

5.10.2006, ««Культура», № 39»
Александр КАЛЯГИН: «СТД отвоевал все серьезные позиции»

28.09.2006, «Независимая газета»
Театральный союз: трейд-юнион или товарищество на вере?

14.09.2006, ««Культура»»
АЛЕКСАНДР КАЛЯГИН: «Зачем современной России театр?»

6.09.2006, ««Известия»»
Председатель СТД Александр Калягин: «В погоне за зрителем театры начинают ставить жуткую дребедень»

25.05.2006, ««Культура»»
Александр Калягин: «Реформаторам мешает собственный народ»

25.05.2006, «VIP-Premier»
Звенящая струна театра

22.05.2006, ««Единая Россия»»
Озабоченный театр

22.05.2006, ««Новая газета»»
Мы стоим на границе дикого поля

19.05.2006, ««Независимая газета»»
Воин на поле любви

16.05.2006
Заключительное слово А. Калягина к участникам II Всероссийского форума «Театр: время перемен»

15.05.2006
ДОКЛАД А. Калягина на открытии II Всероссийского форума «Театр: время перемен»

20.04.2006, ««Культура»»
Мы - партнеры государства

27.03.2006, ««Известия»», Александр Калягин
Мы живем на самом острие

27.03.2006, ««Итоги»», Андрей Ванденко
И так далее

3.03.2006, ««Независимая газета»», Александр Калягин
Театр, выставленный на продажу

2.03.2006, ««Культура»», Александр Калягин
Вопросы вечные, ответы разные

15.07.2005, «Родная газета», Татьяна Семашко
Александр Калягин: «Главное, глаза людей на сцене и в зале»

24.06.2005, «Московские новости», Алиса Никольская
За тишиной, как за стеной

Другие страницы:
<< | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | >>
Александр КАЛЯГИН: «СТД отвоевал все серьезные позиции»

21 — 22 октября состоится V (XIX) съезд Союза театральных деятелей РФ. Одним из главных вопросов съезда будут выборы руководства СТД. Александр КАЛЯГИН руководит союзом 10 лет. По нашим сведениям, большинство региональных отделений СТД высказывается за то, чтобы Александр Александрович продолжил свою деятельность по руководству театральным сообществом. В сегодняшнем интервью А. Калягин рассказывает о нынешней ситуации в театральной России, говорит о своем видении перспектив СТД. По существу, мысли, высказываемые председателем СТД РФ в этом интервью, являются неким конспектом его предвыборной программы. Редакция приглашает всех, кого интересуют проблемы отечественного театрального сообщества, в оставшееся до съезда время принять участие в предвыборной дискуссии. 

 — До съезда осталось меньше месяца. Но пока неизвестны имена тех, кто претендует на пост председателя. Вы сами намерены идти на третий срок?

 — Стали бы вы со мной разговаривать, если бы считали, что я складываю свои полномочия. 

 — У вас есть конкуренты?

 — Надеюсь, что есть. Это естественно, что найдутся желающие возглавить СТД РФ. Я думаю, что быть председателем театрального союза престижно, что сегодня наша организация имеет высокий статус и авторитет в обществе. Поэтому думаю, что претенденты появятся.

 — Еще не появились?

 — Открыто нет. Называются какие-то имена, но пока публично никто не заявил о том, что собирается избираться на пост председателя. Никто не обнародовал своей программы действий. Быть может, она готовится, но я пока с ней не знаком.

 — А у вас есть программа? Вы можете сформулировать, как раньше было принято называть, цели и задачи своего будущего правления?

 — Цель одна, формулируется она просто, как и сто лет назад: «всестороннее содействие театральному делу в России». А задачи формулирует жизнь, и делает это ежечасно. Исходя из этих задач и строится наша программа. Никаких революционных концепций в ней не содержится. Сохраняются два главных направления деятельности — социальная и творческая. Чтобы их развивать, нужен мощный экономический потенциал, поэтому делается все для создания этой экономической базы. Такая простая схема.

 — А содержание?

 — С чего начнем? Давайте с экономики, надо прояснить ситуацию с недвижимостью. Больше всего некоторых товарищей интересует — все ли мы своровали или только частично. Рассказываю. От прежнего руководства мы получили большое наследство — девять здравниц и четыре фабрики. Надо отдать должное Михаилу Александровичу Ульянову и его команде, что во времена, когда в стране все уходило с молотка, им удалось сохранить всю недвижимость союза. Честь и хвала им. Но надо и признать, что наследство мы получили в сильно расстроенном состоянии. В 1996 году, незадолго до съезда, в материалах Экспертизы финансового положения и хозяйственной деятельности СТД РФ, проведенной независимыми экономистами по заказу союза, содержали следующие рекомендации: оставить одну-две здравницы, а прочие — продать. И предыдущая команда, и мы, пришедшие после, реализовывать такую радикальную стратегию не стали. Сегодня мы можем доложить: восемь из девяти здравниц существуют, действуют и очень, очень хорошо действуют.

 — Девятая здравница — это «Руза». Ее продали?

 — Нет. И продавать не собираемся. Но отдыхать там невозможно, хотя бы по причине аварийного риска. Мы понимаем, что «Рузу» поднять в одиночку невозможно, для этого объективно нужны миллионы. Осенью 2003 года здравницу пришлось законсервировать и вынести вопрос о судьбе «Рузы» на секретариат. Мы решили, что союз должен при любых условиях остаться в составе собственников Дома отдыха «Руза», члены СТД должны иметь возможность отдыхать в этой здравнице. И на этих условиях мы искали инвестора. Но вложения в гостиничный бизнес на сотом километре от Москвы пока инвесторов не интересует. Такова ситуация сегодня.

 — А другие здравницы пользуются спросом? Говорят, что в Турции можно отдохнуть и дешевле, и комфортнее?

 — Ни одна здравница не пустует, в «горячие» периоды за путевки даже бьются. Хотя понятно, что в 70 — 80-е годы альтернативы поехать отдыхать в Турцию не было, а сейчас масса всякого рода предложений, и естественно, что мы сталкиваемся с жесточайшей конкуренцией. Но при этом сегодня все здравницы союза работают круглогодично, во что еще 5 лет назад верилось с трудом (вспомним: санаторий «Актер» работал от силы 4 — 5 месяцев в году, и работал соответственно, набирая в мае персонал из числа тех, кто маялся от безработицы).

 — Но вопрос, кто в них отдыхает? Члены СТД РФ сегодня лишились льгот, вряд ли много артистов могут позволить себе дорогой отдых, скажем, в Сочи?

 — Это не совсем так. Ежегодно, принимая бюджет, секретариат утверждает льготные цены на путевки для членов СТД. В последние годы разница между коммерческими и льготными ценами на путевки составляет 40 — 45 процентов в сочинский санаторий «Актер» и в ялтинский Дом творчества, 15 — 25 процентов — в остальные здравницы. Назову цифры. В 2004 году мы предоставили членам союза льгот по путевкам (скидок) на 5,7 миллиона рублей, в 2005-м — 7,3 миллиона рублей, в 2006-м — 9,7 миллиона рублей. И это, не считая премиальных — бесплатных путевок и дотаций региональным организациям, которые предпочитают брать льготы живыми деньгами. В среднем в 2004 году на каждого отдохнувшего члена СТД пришлось за счет дотаций союза по 5605 рублей, в 2005-м — по 6955 рублей, в 2006-м — 8402 рубля. В 2004 году максимальную скидку союз предоставил членам СТД РФ, отдохнувшим в санатории «Актер» (г.Сочи) — 13420 рублей (в расчете на 1 путевку продолжительностью 21 день). В 2005-м каждый отдохнувший в Сочи получил скидку на 14721 рубль, а в 2006-м — 16 296 рублей.

Я думаю, что 16 тысяч рублей — это немаленькая сумма. И я уверен, что и дальше мы будем увеличивать размеры скидок.

 — Мы говорим о программе на следующие пять лет. Есть ли перспективный план развития здравниц?

 — Сегодня мы находимся на стадии рабочего проектирования многофункциональных комплексов «Актер» в Сочи и Ялте, предусматривающих не столько увеличение количества номеров нормальной площади, сколько создание принципиально новых санаторно-курортных объектов XXI века.

«Щелыково» и «Плес» за счет внутренних инвестиций стали полноценными пансионатами с лечением. В «Щелыкове» оборудована водолечебница, полностью реконструирована кухня, построены новые склады, морозильные камеры, в планах на 2006 — 2007 годы — строительство плавательного бассейна. Есть все основания рассмотреть вопрос о развитии «Щелыкова» в полноценный санаторий. 

В то же время мы считаем необходимым в программу развития здравниц внести и новый проект. Создать сеть недорогих баз отдыха СТД в регионах, с тем чтобы дать возможность членам союза отдыхать недалеко от дома, не тратя дополнительного времени и денег на дорогу.

Первым шагом в этом направлении должно стать рассмотрение секретариатом вопроса о строительстве базы отдыха на берегу Каспийского моря для региональных отделений Северного Кавказа. Сегодня зарезервирован земельный участок, имеется договоренность с республиканскими властями о помощи в создании инженерной инфраструктуры, разработана проектная документация. И этот вопрос союз имеет возможность решить за счет своего бюджета.

 — Ну тогда последний скандальный вопрос…

 — Можете не продолжать, я уже знаю, про что пойдет речь. Говорят, что мы хотим продать Дом ветеранов сцены им. М. Г. Савиной в Петербурге, а ветеранов выселить. Отвечаю. Петербургский Дом ветеранов сцены возник в 1896 году по велению самого государя императора. Нуждающимся артистам была пожалована земля вместе со строениями, позже при деятельном участии Марии Гавриловны Савиной был выстроен двухэтажный каменный дом. И дальше дом достраивался, появлялись какие-то новые пристройки вплоть до 1967 года. Но после 1967 года серьезного ремонта здесь уже не было. Понятно, что сегодня мы имеем развалившееся здание. Для реконструкции, по экспертным оценкам, необходимо 100 миллионов рублей. Где их взять? У государства? Попробовали, я даже просил помощи у Президента РФ, который дал поручение министру экономического развития и торговли Г. Грефу. Но необходимым условием для получения инвестиции от государства стало преобразование в акционерное общество, поэтому мы от помощи государства отказались. Обратились с просьбой к Валентине Ивановне Матвиенко, она ответила, что источником поступления денежных средств должна стать реализация права на строительство жилого дома на части территории за счет средств частного инвестора, а Дом ветеранов им. М. Г. Савиной после реконструкции должен быть включен в состав городской собственности. Понятно, что мы решили сами найти инвестора и нашли его — это ЗАО «Система — Галс Северо-Запад». Уже заключен инвестиционный договор, по которому мы передаем инвестору часть земельного участка, а за это нам полностью восстанавливают Дом ветеранов сцены. И это будет лучший Дом ветеранов сцены. По этому вопросу работала специальная комиссия, обо всем информирован секретариат. Я уверен, что мы нашли наиболее оптимальный вариант для решения проблемы. Какие у вас еще скандальные вопросы?

 — На посту председателя СТД вы стали рассуждать как государственный человек, а говорят, что раньше все, что было за пределами гримуборной, вас мало волновало…

 — Да, это правда. Признаюсь честно, когда мне Михаил Александрович Ульянов предложил возглавить союз, я был потрясен. «Какой почет, какая честь, — думал я. — Сам Михаил Александрович оказал доверие, в меня поверили коллеги…» Но то, что кресло председателя предполагает огромный, тяжкий труд, про это я тогда не думал. И первое время мне казалось, что союз — это такая налаженная структура, которая работает, как заведенный точный механизм и не нуждается ни в каких переменах. Но все оказалось намного сложнее. Нам досталось время масштабных изменений в обществе, изменений всего устройства жизни в стране, и естественно, что эти изменения коснулись и театра, и нашей организации, представляющей интересы всего театрального мира России. Надо было на ходу учиться мыслить новыми категориями, действовать в новой ситуации, и я учился.

 — Доучились до серьезного общественного деятеля, такую борьбу развернули против реформ, столько шума наделали…

 — Вы напрасно иронизируете по поводу шума. Если бы мы сидели тихо и ждали сложа руки, что нам спустят сверху, то неизвестно, чем бы все это кончилось. Правильно, что мы вызвали в Москву представителей регионов, дали им слово, дали возможность высказать свою позицию. Мы проводили совещания, пресс-конференции, состоялся Второй Всероссийский форум «Театр: время перемен». Сделали все возможное, чтобы привлечь к себе внимание, и привлекли. Я благодарен журналистам, которые выплеснули все наши эмоции на страницы газет, на экраны телевизоров. Это подстегнуло власть, с которой мы общались на всех уровнях. Если бы не наша активность, то вряд ли была бы возможна работа с Министерством экономического развития и торговли, в результате которой были достигнуты некоторые компромиссы. Мы выступали на Парламентских слушаниях, в Государственной думе, встречались с губернаторами, представителями Администрации Президента РФ. И все это не для того, чтобы приостановить реформы вообще, а только те, которые могли принести вред системе российских театров. Ведь главное, что надо было сделать, — добиться для театров свободы выбора. Кто-то хочет остаться на полном государственном обеспечении — ради бога. Кто-то хочет стать частным театром — пожалуйста. Сейчас возник частный театр Сергея Женовача — так это прекрасно, что нашлись люди, которые поддержали его.

 — Но как раз пример Женовача говорит о том, что талант все равно пробьется и без государственной поддержки.

 — И да, и нет. Дай бог, чтобы этот театр имел долгую жизнь. Но у нас в стране пока нет серьезной альтернативы государственной системе поддержки искусства. Пока не принят закон о меценатстве, рассчитывать на долгосрочную благотворительность нельзя.

 — В статье, опубликованной недавно в нашей газете, вы высказались примерно так: даже театр, в котором заглохла художественная жизнь, нельзя закрыть. У вас много оппонентов, которые считают, что театры надо закрывать, — пусть их будет меньше, но таким образом повысится их материальное обеспечение и соответственно художественный уровень.

 — Качество в искусстве не зависит от количества. Появится Моцарт или нет, не зависит от того, сколько в это время людей пишет музыку. Разве можно закрыть церковь по причине того, что в нее ходит мало прихожан? Предлагать закрывать театры могут только сытые люди, уверенные, что им лично ничего не угрожает. Я не считаю их своими личными оппонентами, они в оппозиции ко всему нашему театру. Но я хочу уточнить, цитируя, вы не досказали мою мысль, получилось, что я за то, чтобы плохие театры влачили свое жалкое существование бесконечно. Нет, я сказал другое: есть шанс, что в этот театр придет талантливый лидер и в нем начнется новая жизнь. А если его закрыть, то уже на этом месте театр никогда не возникнет. Поэтому я уверен, что надо сохранить имеющуюся сеть государственных театров.

 — Театральное сообщество дружно, или почти дружно, выступило против реформирования театральной сферы. Сейчас в Государственной думе во втором чтении был принят Закон «Об автономных учреждениях». В том виде, в каком он принят, представляет ли он угрозу театру? Насколько учтены замечания театральных специалистов?

 — Практически все наши предложения приняты. Для театра, выбравшего форму автономного учреждения, сохраняется государственное финансирование. Бремя содержания имущества остается за государством. Объем финансирования учреждения не зависит от его типа. Это означает, что при переходе из бюджетного учреждения в автономное нельзя будет сократить бюджетное финансирование. И что еще важно. Переход в автономное учреждение не рассматривается как реорганизация, поэтому ни ликвидации, ни изъятия имущества быть не может, а мы этого очень опасались. Следующий вопрос, который нас беспокоил, — участие коллектива в принятии решения о своем преобразовании. И это тоже решено стопроцентно. Предложение о создании автономного учреждения готовится исключительно (!) по инициативе или с согласия существующего бюджетного учреждения. В проекте закона сохранены все права автономного учреждения самостоятельно распоряжаться заработанными средствами, открывать счета в коммерческих банках. Не будет необходимости ходить в казначейство, проводить эти бесконечные тендеры, торги, котировки. Это все хорошо, мы за это бились, и мы этого добились. Но, к сожалению, есть «но»…Вы помните, что главной проблемой первого варианта закона был так называемый попечительский совет автономного учреждения в качестве органа управления. И тогда было, и сейчас для нас очевидно, что коллегиальный орган управления неприемлем для театра. Сама идея наблюдательного совета, который должен собираться раз в три месяца, готовить и принимать решения и т.д., абсурдна и очень скоро станет профанацией. Мы совместно с Минэкономикой и разработчиками Законопроекта нашли решение: внести в Основы законодательства о культуре специальный пункт, где записать: «Функции наблюдательного совета в организациях культуры могут передаваться учредителю». Поэтому мы настаивали на пакетном принципе внесения и рассмотрения двух законопроектов: «Об автономных учреждениях» и «О внесении изменений в действующее законодательство» (в том числе в Закон о культуре). Но Дума решила иначе. Поэтому мы ждем, чтобы был решен вопрос с наблюдательным советом. Надеюсь, что Дума просто в ближайшее время рассмотрит проект закона о внесении изменений в действующее законодательство в связи с принятием Закона «Об автономных учреждениях». То есть мы отвоевали все серьезные позиции, кроме одной. Мы будем продолжать работать.

 — Отвоевывать следующие позиции?

 — Я вообще должен сказать, хотим мы или не хотим, но без умения договариваться с властью мы сегодня не двинемся с места. И потому этот аспект деятельности остается одним из важных и в последующие пять лет.

Так получилось, что программу на будущие пять лет я излагаю не в виде манифеста, тезисов или, не знаю, как еще принято это делать, а в беседе, поэтому прошу вас все ее важные пункты выделить жирным шрифтом, чтобы на них обратили внимание, может быть, кто-то захочет высказаться за или против. Вот, например этот пункт: Союз театральных деятелей России будет продолжать биться за внятную, обоснованную государственную политику в области театра. Необходим национальный проект по культуре. Мы будем методично озвучивать одну и ту же мысль в надежде, что ее когда-нибудь услышат — цивилизованное демократическое государство не построить без культуры.

Мы не теряем надежды, что в своем следующем Послании Президент страны в той же доверительной манере, как это было сейчас, скажет сакраментальную фразу: «А теперь поговорим о главном, о культуре». Идеологический кризис в обществе не преодолеть без развития культуры и, в частности, театра. Но развитие театра невозможно без решения проблем социальной защиты театральных работников. Достойная оплата труда творческих работников — кардинальная проблема театральной жизни.

Сегодня по стране у артистов оскорбительно низкие ставки, особенно в небольших городах, там, где нет возможности заработать на стороне — сняться в рекламе или поработать на телевидении. Другая проблема — миграция, непреложное условие актерской профессии, которую тоже необходимо решать.

Сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, огромное количество театров нуждается в театральных специалистах, с другой стороны, сейчас, когда институты не занимаются распределением своих выпускников, министерство не проводит кадровой политики и каждый театр, втянутый в рынок, вынужден сокращать свои штаты, возникла реальная угроза безработицы. Поэтому в этом году СТД РФ решил отнестись очень серьезно к проведению ежегодной Театральной биржи, попробовав соединить театры с безработными артистами.

 — Судя по всему, социально-правовые вопросы для деятелей театра — главные. Может быть, правы те, кто считает, что профсоюз сегодня нужнее творческого союза?

 — Да, есть люди, которые так считают. Эту точку зрения недавно высказал Валерий Фокин в интервью «Независимой газете». После его выступления газета провела опрос некоторых деятелей театра по этому вопросу, в их числе оказался и я. Я не против профсоюза, но зачем ради организации профсоюза разрушать творческий союз, у которого и цели шире, и статус выше. Пожалуйста, создавайте профсоюз, мы готовы с ним взаимодействовать. Но мне странно, что Валерий Владимирович, который так много ездит по миру, не понимает, что принесет профсоюз в нашу творческую жизнь. Уважаемый Валерий Владимирович, вы лучше других должны понимать — если профсоюз не станет очередной профанацией, то забудьте о творческих порывах, о семейных отношениях в театре. В 15.00 артисты уходят со сцены, и им глубоко наплевать, что вы не укладываетесь в график выпуска спектакля. Об авиньонской ситуации все помнят, но почему-то есть иллюзии, что у нас профсоюз не будет отстаивать свои права в такой жесткой форме. Очень точно сформулировал, почему надо сохранить творческий союз, Георгий Исаакян, художественный руководитель Пермского театра оперы и балета. Он рассказал об инциденте в Челябинском театре оперы и балета, участником которого сам оказался. Оркестр решил объявить забастовку, и в день открытия юбилейного сезона театра музыканты отказались играть. Спектакль шел под аккомпанемент концертмейстера. Что в результате они выиграли? Ничего. Суд признал их забастовку незаконной. И Георгий из всей истории сделал очень правильный вывод. Методы пролетарских профсоюзов не подходят для деятелей театра. Можно чего-то добиться, только доказав, что мы - носители уникальных творческих профессий и потому заслуживаем другого к себе отношения. А доказать это можно только с позиции творческого союза, только от его имени.

Сегодня СТД РФ обладает правом поддержать выдвижение того или иного деятеля театра на звание, премию или государственную награду, но не думаю, что таким правом будет обладать профсоюз.

Я уверен, что даже многие социальные программы мы можем реализовывать благодаря своему статусу творческого союза. Возьмем проблему пенсионного обеспечения. Согласитесь, что нет более «кричащей» проблемы, чем обеспечение достойной старости тем, кто отдал жизнь сцене и оказался сегодня в тяжелом положении не по своей вине. Думаю, что никакому профсоюзу не удалось бы учредить Благотворительный фонд «Бенефис», который выплачивает полутора тысячам пенсионеров-москвичей, бывшим работникам театров, ежемесячно дополнительную пенсию уже почти десять лет. Пенсии устанавливаются пожизненно.

По решению Секретариата СТД РФ, в 2002 году в пенсионный резерв направлены были средства (около 30 миллионов рублей) для установления дополнительных пенсий членам СТД, состоящим на учете в региональных отделениях. К сегодняшнему дню таких получателей (кроме Москвы) уже 800 человек: в Санкт-Петербурге — 226, в Татарстане — 54, в Нижнем Новгороде — 30 и т.д. Конечно, проблемы есть. Но решать их нужно. Нами разработана Программа дополнительного пенсионного обеспечения работников театров Российской Федерации, которая предусматривает объединение усилий СТД РФ, Благотворительного фонда «Бенефис» и театров Российской Федерации. 

 — Допустим, статус СТД РФ дает больше возможностей и для диалога с властью, и для продвижения социальных программ, а как напрямую союз оправдывает свое определение «творческий», что он делает для развития искусства театра? В чем заключается творческая помощь? Кому она нужна?

 — Разрабатывая стратегию, в том числе и творческой деятельности, мы определили для себя ее главный принцип — здоровый консерватизм в сочетании с умением современно мыслить и адаптироваться к новым условиям. Как я уже говорил, мы выбираем ориентиры в соответствии с предлагаемыми обстоятельствами. Ну, например, одна из важнейших составляющих современной театральной жизни страны — это фестивали. И сегодня практически нет в стране фестиваля, который бы проходил без участия СТД РФ. Составлена полная карта всего фестивального движения России. Информацию о концепции каждого российского театрального фестиваля, о его программе, сроках и месте проведения можно узнать на сайте СТД РФ. 

Дальше. Что в наш век ценится превыше всего? Информация. Мы приняли решение на базе Центральной научной библиотеки СТД РФ создать новое подразделение — Информационно-аналитический центр, который будет приглашать экспертов, заказывать социологические исследования, выпускать материалы по всем проблемам театрального дела. В последнее время мы все время говорим о кризисе репертуарного театра, но где исследование, которое бы обобщило опыт последних лет? Его нет. Наши разрозненные знания о том, что сегодня происходит в театральной России, надо систематизировать, и этим займется центр.

 — Говорят, что СТД сегодня проводит меньше лабораторий, семинаров, мастер-классов?

 — Вот это неправда. Кому не лень пусть возьмет на себя труд и посчитает — в буклете, который мы выпускаем к съезду, все они расписаны: кто вел ту или иную лабораторию, где и когда она проходила. Их стало вдвое больше, говорю ответственно. И ведь здорово, что, например, с режиссерами занимались Додин, Васильев, Шапиро… Необходимость в таких уроках мастерства не уменьшается, а только растет. Причем в «ученики» сейчас готовы записаться не только артисты. Уверен, что очень много вопросов накопилось у руководителей театров. Как приноровиться к рынку? Какую организационно-правовую форму выбрать: сохраниться как бюджетное учреждение или уйти в автономное? Это надо решать сейчас и незамедлительно. Поэтому в ближайшее время мы проведем семинар по менеджменту с привлечением и западных специалистов, которые бы рассказали о своем опыте существования театра в условиях рынка.

Мы никогда раньше не проводили семинаров для художников по свету и звукорежиссеров, но сейчас они ой как нужны. На своем опыте знаю — сейчас у нас в театре современное оборудование, но очень мало специалистов, которые умеют им пользоваться. Будем проводить для них семинары с участием фирм-производителей.

 — Чем еще можете похвастаться?

 — Создали под эгидой СТД РФ Гильдию режиссеров России, решение об этом было принято на Всероссийской режиссерской конференции. Помогаем профессиональным театральным изданиям, являемся учредителем журналов «Театр», «Петербургский театральный журнал», «Балтийские сезоны», «Сцена», «Страстной бульвар, 10», «Сюжеты». Помогаем и тем изданиям, которые не учреждали, — в частности, журналам «Театральная жизнь», «Планета красота». Рассчитываем мы и на развитие нашего нового журнала «Иные берега», который, надеемся, будет востребован не только в странах СНГ и Балтии, но и здесь, в России. 

 — Этот журнал выпускает Центр поддержки русских театров за рубежом?

 — Да, это культурологический журнал, в котором театр подан в контексте русской культуры за рубежом. Что ж, Центр поддержки — тоже повод для гордости. Он возник по инициативе СТД РФ в 2004 году для поддержки и возрождения русского театра в странах СНГ и Балтии. Сегодня в странах ближнего зарубежья существует около 80 активно действующих русскоязычных театров; и все они считают своими главными проблемами оторванность от русской культуры, отсутствие информации и недостаток живого общения. Центр работает под патронатом Президента России, по-моему, успешно. Даже молодежь, которая, казалось бы, не жила в стране, где принцип дружбы народов был один из главных, с огромной благодарностью относится к нашей работе.

 — А как относится к деятельности союза наша российская молодежь? По-прежнему средний возраст членов СТД за 50?

 — Это больной вопрос, хотя к этому съезду наш союз помолодел на пять лет, что приятно. Сейчас в аппарате СТД появились очень симпатичные молодые люди, может быть, они приведут с собой свое поколение. Я хочу объяснить, почему меня волнует проблема молодежи. Сейчас необходимо, чтобы произошла, условно говоря, смена театральной элиты. Нам нужно суметь вовлечь молодых в управление театральной жизнью страны для того, чтобы объединить поколения, восстановить «связь времен». Их понимание перспектив театрального развития объединить с нашим опытом, с нашей верностью традициям. Очень важно услышать друг друга. Для этого сначала надо, чтобы они пришли к нам. В этом смысле очень хорошо, что нам удалось завершить строительство Театрального центра. Собственно говоря, Театральный центр СТД РФ «На Страстном» работает в основном и для молодежи, и с молодежью, и меня мало волнует, что эту площадку, ставшую для них своей, они пока не связывают с СТД РФ. Поддержка молодой режиссуры, новых, складывающихся еще в стенах alma mater команд, предоставление им возможности работать и выпускать спектакли на сцене Театрального центра — одно из важных направлений его работы. Фестиваль студенческих и постдипломных спектаклей «Твой Шанс», существующий уже несколько лет, продолжает развиваться, перешагнув пределы Москвы и России. Осуществляется проект «Золотая лекция»: это цикл публичных лекций, выступлений и творческих встреч ведущих деятелей театра и культуры, предназначенный для всех. Лекции бесплатные, они доступны и профессионалам, и студентам. К концу сезона 2006/2007 года проведем крупномасштабный проект под названием «Летняя театральная школа». Школа должна собрать молодых людей со всей России, будут проходить мастер-классы по всем театральным профессиям — от гримеров до администраторов и директоров театров.

К 50-летию проходившего в Москве Фестиваля молодежи и студентов есть идея на базе «Твоего Шанса» в 2008 году провести Всемирный театральный фестиваль молодежи и студентов.

 — Неужели своими силами вы сумеете одолеть такую масштабную не только культурную, но и политическую акцию?

 — Как бы парадоксально это ни звучало, но такой фестиваль провести легче, чем, например, собрать вместе на 2 — 3 дня несколько ведущих театральных деятелей, всего человек 5, не больше, чтобы сообща сформулировать программу по развитию театрального дела. Можно назвать ее антикризисной, можно никак не называть, но определить проблемы и продумать пути их решения хотелось бы. Но вот эта идея, я вам скажу, оказалась более утопической, чем провести самый масштабный фестиваль. Мы хотели такую встречу провести еще весной, но один наш мэтр ставит за границей, другой выпускает спектакль в своем театре, третий преподает в Европе и т.д.

Я вам скажу честно, что сегодня самое сложное. Можно провести множество самых разных фестивалей, включая и всемирные, можно выпустить еще несколько международных сборников о театральной жизни России, можно выстроить даже новые дома отдыха. Но очень сложно сегодня восстановить атмосферу прежнего ВТО. Я прочитал книжечку, выпущенную в 1991 году, в которой были представлены итоги опроса членов СТД. Меня тронуло одно высказывание: «ВТО был ближе к человеку, СТД же решает глобальные проблемы…» И как тут быть? Как стать ближе к каждому члену своей организации? Как сделать так, чтобы снова, как и в былые времена, сюда заглядывали, и не только для того, чтобы попросить денег зубы полечить, а чтобы поделиться сокровенным, о том, что мучает в творчестве, в жизни?

 — Если бы не возглавляли союз, много бы сами сюда заглядывали?

 — Не знаю. Наверное, нет. Но уже десять лет я в союзе — это большой срок. Признаюсь, что меня здесь воспитали. Странно, я пришел в союз, будучи художественным руководителем театра, уже имел театр на Арбате, но по-настоящему чувству ответственности я научился здесь. Я понимаю, что вызову смех, в наше время не принято признаваться в таких вещах, тем не менее — в союзе я стал гражданином своей страны, у меня болит душа за все, что здесь происходит. Я верю, что в России будет достойная жизнь, когда культура займет то место, которое она должна занимать, и я буду за это биться. И Общественная палата возникла в моей жизни, потому что я прошел школу Союза театральных деятелей России. 

 — Вы уверены в своей победе?

 — Мне не хочется отвечать на этот вопрос. Если я отвечу — да, то вы сочтете меня самонадеянным, если скажу — нет, то буду выглядеть идиотом, ибо зачем я тогда участвую в выборах. Есть дело, которое я понимаю, как надо делать, поэтому, если меня выберут, буду продолжать эту работу.

«Культура», № 39, 5.10.2006


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru