Другие страницы:
<< | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | >>

23.02.2002, «Версты», Ольга Егошина
Не форсируйте фарс!

6.02.2002, Глеб Ситковский
Как важно быть несерьезным

6.02.2002, Глеб Ситковский
Как важно быть несерьезным

2.02.2002, «Московская Правда», Наталия Балашова
Зловещий шут, резвящийся тиран.

2.02.2002, «Московская Правда», Наталия Балашова
Зловещий шут, резвящийся тиран.

31.01.2002, «Вечерняя Москва», Ольга Фукс
Тетка Чарлея опять сыграла вождя

24.01.2002, «Культура», Наталия Каминская
Отвязанно гремит словами бранными широкая арена

24.01.2002, «Культура», Наталия Каминская
Отвязанно гремит словами бранными широкая арена

23.01.2002, «Коммерсант», Роман Должанский
Прекрасные оттенки дерьма

23.01.2002, «Время новостей», Марина Давыдова
Нам не страшен Бармалей

23.01.2002, «Коммерсантъ», Роман Должанский
Прекрасные оттенки дерьма

23.01.2002, «Время новостей», Марина Давыдова
Нам не страшен Бармалей

14.01.2002, «Вечерние вести», Марина Тульская
Александр Калягин: «Кривляние и ничегонеделанье — моя стихия»

14.01.2002, «Новая газета», Ольга Коршакова
Александр КАЛЯГИН: ПУБЛИКА ОЧЕНЬ ОПАСНА…

2002, «Из книги «Александр Калягин»», Александр Калягин
Александр Калягин о Роберте Стуруа, о спектакле «Шейлок»

2002, «Из книги «Александр Калягин»», Александр Калягин
Александр Калягин — о себе и актерской профессии, об Иннокентии Смоктуновском

2002, «Из книги «Александр Калягин»», Александр Калягин
Александр Калягин о «Короле Убю»

2002, «Из книги «Александр Калягин»», Александр Калягин
Александр Калягин о театре “Et cetera” и о том, как создать театр в наше время

2002, «Из книги «Александр Калягин»», Александр Калягин
Александр Калягин рассказывает про Олега Ефремова, раздел МХАТа, рождение театра “Et cetera”

2002, «Из книги "Александр Калягин"», Александр Калягин
Александр Калягин о работе над фильмом "Эзоп"

Другие страницы:
<< | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | >>
Как важно быть несерьезным

Кажется, сезон у нас на театре выдался клоунский. Сначала Николай Фоменко и Андрей Панин изобразили нам Рыжего и Белого в спектакле «Академия смеха» (театр имени Пушкина). Потом обычно серьезный Кама Гинкас заставил двух коверных передразнивать героев чеховской «Дамы с собачкой». Молодая и легкомысленная Нина Чусова («Герой» в РАМТе) своих актеров и вовсе загримировала самым развеселым образом да еще заставила их подхрюкивать под музыку группы “The Tiger Lilies”. Не сезон, а цирк какой-то.

Теперь вот «Король Убю». Александр Калягин щеголяет по сцене в клоунских шароварах огненного цвета и изъясняется тоненьким голоском с интонациями Бима и Бома вместе взятых. «Дерьмо, дерьмо, дерьмо», — соловьем заливается он, пробуя произнести это слово то так, то эдак. Когда это слово раздастся со сцены в первый раз (а именно с него начинается пьеса Альфреда Жарри!), зритель вздрогнет и вскинет бровь. Если услышав то же слово во второй раз, вы расслабите лицевые мышцы и засмеетесь, то скорее всего спектакль вам понравится. Если нет, — лучше не ходите.

«Дерьмотерапия», которой занимался на исходе XIX века автор пьесы Альфред Жарри, нешуточно шокировала добропорядочных парижских буржуа, пришедших на премьеру спектакля в театре «Эвр». В истории театра XX века Жарри сыграл роль того самого мальчика из известной сказки, который, тыкнув пальцем, указал на некоторые изъяны в одежде голого короля. «Война — дерьмо. И мир тоже дерьмо», — сказал всем мальчик. А потом добавил: «Театр тоже дерьмо».

Один из самых важных манифестов Жарри назывался «О бесполезности театра для театра», и режиссер спектакля Александр Морфов, выписанный в театр “Et cetera” из Болгарии, несомненно, учел теоретические замечания автора и даже вывел на сцену смешного взъерошенного человечка, который перед представлением кидается к зрителям: «Здравствуйте! Меня зовут Альфред! Я написал эту пьесу!». Не вспомнить блоковский «Балаганчик», где автор, словно смешная марионетка, выпрыгивает из-за кулис, невозможно.

Кукольный театр (Жарри, кстати говоря, писал свою пьесу как раз для марионеток), клоунада, даже кино, — Александр Морфов берет себе в помощь все смежные искусства, дабы вытравить театральщину из театра. В результате едва ли не впервые в истории театра “Et cetera”, где, к сожалению, собрана далеко не самая сильная в Москве труппа, актеры отучаются лицедействовать и с удовольствием предаются обычной детской игре.

Лучше всех, конечно, Калягин. Вот хулиган и каприза, Король Убю бродит по полю брани и, прихныкивая, ищет горчицу для своей сосиски. В память врезаются отдельные жесты, позы и, что самое главное, голос. Слушая Калягина, нельзя не припомнить слова Альфреда Жарри: «Актеру необходимо иметь особый голос — такой, как если бы эта впадина рта маски неспособна была произносить ничего, кроме слов этого персонажа».


Глеб Ситковский

6.02.2002


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru