Другие страницы:
<< | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | >>

16.06.2005, «Известия», Артур Соломонов
Театр Александра Калягина получил новое здание

16.06.2005, «Новые Известия», Ольга Егошина
Актер, режиссер Александр Калягин: «Калягина забудут, а театр останется»

27.05.2005, «Труд», Дина Андреева
Александр Калягин: Русские театры в зарубежье должны жить

25.05.2005, «Российская газета», Ирина Корнеева
Александр Калягин: Когда я был Лениным

25.05.2005, «Коммерсант»
Поздравление от Давида Смелянского

7.04.2005, «Полит. ру», Валерий Золотухин
Торжество невысшего суда

7.04.2005, «Независимая газета», Ольга Галахова
Сухово без Кобылина

7.04.2005, «Культура», Наталия Каминская
Тени забитых предков

6.04.2005, «Собеседник», Полина Ерофеева
У Калягина уморили Тарелкина

5.04.2005, Александр Калягин
Обращение деятелей культуры к президенту Украины В. А. Ющенко

4.04.2005, «Вечерняя Москва», Ольга Фукс
Мцырь в полосочку

4.04.2005, «Российская газета», Алена Карась
Еt cetera в полосочку

4.04.2005, «Новые Известия», Ольга Егошина
Смерть в полосочку

4.04.2005, «Известия», Марина Давыдова
У него люди в полосочку

4.04.2005, «Газета (Gzt.Ru)», Глеб Ситковский
Вся Россия — наш ад

4.04.2005, «Ведомости», Олег Зинцов
У вас спина полосатая

4.04.2005, «Время новостей», Александр Соколянский
Русь полицейская

2.04.2005, «Коммерсант», Роман Должанский
Полосатый фарс

1.04.2005, «Утро.ru», Алла Верди
Главное событие сезона — смерть

1.04.2005, «Газета.Ru», Дина Годер
Кто твои сообщники?

Другие страницы:
<< | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | >>
Мцырь в полосочку
Театр “Et Cetera”, который с 2000 г. поддерживается Банком Москвы, представил «Смерть Тарелкина»

Оскарас Коршуновас — литовский режиссер тридцати с небольшим лет — театральной режиссуре, в отличие от своих знаменитых коллег-соотечественников, учился в Литве, а не в России. Завоевывать Москву он начал со спектакля «Огнеликий» (история подростка, спалившего собственную семью), а закончил (на сегодняшний день) премьерой «Смерти Тарелкина» по пьесе Александра Сухово-Кобылина в театре “Et cetera”, да сразу с Александром Калягиным — культовым актером и главой Союза театральных деятелей России — в роли генерала Варравина.

Кандид Тарелкин в исполнении Владимира Скворцова, ровесника Коршуноваса, годится генералу в сыновья. Он плоть от плоти этой породы чиновников-бандитов, «вурдалаковупырей», только масштабом пониже да кровью пожиже (хоть и наделен воображением побогаче), чем генерал Варравин, потому и оказывается проигравшим в фантасмагории Сухово-Кобылина о мнимой смерти растратчика, желающего избежать наказания. 

Художница Юрате Паулекайте покрасила сцену в черно-белую полосочку: шаг влево — и ты весь на свету, шаг вправо — растворился в тени, накинул полосатый халатик — и «оборотился в стену» (что и звучит в показаниях следствию «колоссальной бабы» Брандахлыстовой и дворника Потапова: от первой наш герой оборачивался в стену на постели, от второго — как «иное дело случится»). Дабы подбавить зрелищу фантасмагории, режиссеру понадобилось два актера на роли Тени Расплюева и Тени Тарелкина. По тексту куклу «мертвого» Тарелкина набивают тухлой рыбой, а в театре теней Оскараса Коршуноваса — еще и крокодилами, крабами, лягушками и морскими коньками. По тексту и.о. квартального надзирателя Расплюев страшно объедается на «поминках» Тарелкина — на теневой картинке Тень Расплюева долго запихивает в собственную утробу свиней, гусей, сыры и бутыли. Все это, конечно, очень изобретательно, но густой атмосферы наваждения, которой дышит зловещая «шутка-комедия» Сухово-Кобылина, заменить не может.

Вообще театр “Et cetera” выходит в лидеры по количеству видеопроекций на единицу театрального времени. Запрещая в свое время пьесу, цензор изобрел формулировку «чувство содрогания», которое, мол, нельзя возбудить в публике.

«Чувство содрогания» громкая, ясная, внятная (это ощущение усиливает еще и дискотечно-назойливая музыка Гинтараса Содейки) «Смерть Тарелкина» отнюдь не вызывает. Иногда вызывает смех, иногда что-то похожее на сочувствие, особенно когда дорвавшиеся до небывалых полномочий пешки-полицейские Антиох Ох (Виктор Вержбицкий) да Иван Расплюев (Петр Смидович) потрошат благополучного и самоуверенного купца Попугайчикова (Алексей Осипов). Да будь ты хоть олигарх, но если полицейское чрево взалкало!..

Разумеется, центром спектакля является Александр Калягин. Его генерал Варравин — несуетный могучий гигант бандитской власти брезгливо повелевает своими «шестерками»-подчиненными, на чьих примитивно-подлых душонках так легко играть. Да и пройдоху Тарелкина, не лишенного фантазии, он раскусывает еще быстрее, чем автор прописал. И лишь досадует, что этакий прохвост заставил его поволноваться и втянул-таки в свою игру.

Переодев генерала Варравина, как и положено по пьесе, якобы в капитана Полутатаринова, художница по костюмам Сандра Страукайте позволила себе порезвиться всласть, нацепив на генерала российского театра здоровенную зеленую бородищу и гипертрофированную папаху горца. Калягин игру принимает и жирными масляными красками рисует упыря-главнокомандующего, которому совершенно не обязательно сдерживать свою ярость. А режиссер отказывает калягинскому герою даже в последнем жесте милосердия — стакане воды, который Варравин протягивает уничтоженному Тарелкину.

В спектакле Оскараса Коршуноваса Варравин хладнокровно выливает воду Тарелкину на затылок. Тарелкин после такого «крещения» высвобождается из своих пут и выходит в мир упырем, впитав в себя все качества мастеров этого дела старой закалки.

Ольга Фукс

Вечерняя Москва, 4.04.2005


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru