Другие страницы:
<< | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | >>

22.03.2005, «Афиша», Екатерина Рябова
Смерть Тарелкина

22.03.2005, «Афиша», Елена Ковальская
Смерть Тарелкина

2.03.2005, «Театральные Новые Известия», Александр Калягин
Сохраним репертуарный театр

18.02.2005, «Новые Известия», Александр Калягин
В поисках компромисса

17.02.2005, «РИА «Новости»»
Калягин о театральной реформе: будет найден компромисс

14.02.2005, «Независимая газета», Григорий Заславский
Приказано: обезвредить!

11.02.2005, «Радио «Свобода»»
Владимир Путин принял в Кремле делегацию театральных деятелей и директора Государственного Эрмитажа Михаила Пиотровского

11.02.2005, «Утро.ru», Александра Солнечная
Президент и театр договорились

11.02.2005, «Время новостей»
Театр сходил к президенту

11.02.2005, «Известия», Артур Соломонов
Театр одного актера

11.02.2005, «Коммерсант», Роман Должанский
«Президент все записал»

9.02.2005, «Известия», Александр Калягин
Письмо председателя Союза театральных деятелей Александра Калягина, адресованное председателю правительства Российской федерации Михаилу Ефимовичу Фрадкову

9.02.2005, «Известия», Артур Соломонов
Александр Калягин: «Театру уготован летальный исход»

31.01.2005, «Театральные Новые Известия», Анастасия Томская
Сказка для Беслана

31.01.2005, «Театральные Новые Известия», Анастасия Бутко
Гвозди вбили молотками

31.01.2005, «Театральные Новые Известия», Александр Калягин
Вернуться к себе

25.01.2005, «Новые Известия», Аркадий Кадиев
Молотки и гвозди

17.01.2005, «Вечерняя Москва», Тамара Башканкова
Спектакль в подарок

15.01.2005, «Труд», Артур Цереков
Первая ласточка Александра Калягина

12.01.2005, «Российская газета», Марина Бровкина
Во Владикавказе заканчиваются гастроли труппы московского театра “Et cetera” под руководством Александра Калягина

Другие страницы:
<< | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | >>
Александр Калягин: «Театру уготован летальный исход»

Александр Калягин призвал правительство вмешаться в конфликт СТД и Минэкономразвития (фото Игоря Захаркина) Скандал вокруг надвигающейся театральной реформы разгорается с новой силой. Попытки диалога Союза театральных деятелей с Минэкономразвития ни к чему не привели. После консультаций специалистов СТД с представителями Минэкономразвития в Союз театральных деятелей пришел пакет законопроектов, где были проигнорированы все возражения юристов и экономистов СТД. В связи с этим 4 апреля СТД созывает внеочередной съезд. Председатель СТД Александр Калягин написал письмо председателю правительства РФ Михаилу Фрадкову, в котором призвал правительство вмешаться в конфликт СТД и Минэкономразвития. Напомним, что министерство Германа Грефа предлагает пакет законопроектов в области реформирования не только театра, а всех «учреждений социальной сферы». С председателем СТД Александром Калягиным встретился корреспондент «Известий» Артур Соломонов.

«Греф сказал, что это членовредительство. Сказал ведь?»

известия: Вы были у Германа Грефа вместе с Райкиным, Захаровым, Гергиевым. Какой был результат?

Калягин: Греф ужаснулся: «Как можно вредить театру? Это же членовредительство! Не будет такого!» И мы с этим словом «членовредительство» вышли, успокоенные, обрадованные. Боже мой, нас поняли, нас услышали! Он же сказал — членовредительство? Сказал ведь? Значит — этого не будет? И через пару месяцев нам приходит пакет законов, в котором ни одно из наших требований не учтено!

А ведь до этого мы собрали наших юристов и специалистов в области театрального менеджмента. Потом они проводили консультации с теми, кто создает законы «Об автономных учреждениях» и «О государственных (муниципальных) автономных некоммерческих организациях». А в итоге все наши предложения проигнорированы. Все, против чего мы протестовали, осталось в силе. То есть каждому театру будет навязан еще один орган управления — попечительский совет — надзорный орган.

И самое ужасное, что Министерство культуры согласовало эти законопроекты, разрушительные для всего российского искусства!

Калягин: А ведь если эти законопроекты будут проведены в жизнь, это нанесет сокрушительные удары по свободе творчества. Ведь художественный руководитель в большинстве случаев не сможет принять решения ни в отношении репертуара, ни в отношении кадров, состава трупп. Возможно даже отчуждение зданий театров и их перепрофилирование. И Минкульт со всем этим согласен! То есть по сути с тем, что театр могут закрыть и в этом здании давать балы, устраивать дискотеки, организовать казино. Правда, в последний момент министр культуры Соколов отозвал эти согласования. 

«Сейчас не время для таких реформ — ведь нет еще достойной социальной защиты»

известия: Основной аргумент ваших оппонентов: русский репертуарный театр в том виде, в котором он существует, художественно несостоятелен и нуждается в реформировании. 

Калягин: Во-первых, что в театре наступил кризис, объявляют каждые пять лет. Во-вторых, очевидно, что ни ведомство Грефа, ни ведомство Кудрина художественное состояние театрального искусства не волнует, цель реформирования — освободить государство от обязанности финансировать театры России. Наконец, допустим, что наш театр болен. Но когда кто-то болен, его не отвозят сразу в морг, а везут в больницу, чтобы вылечить. Я ведь не хочу сказать, что в нашем искусстве дела обстоят прекрасно. Но зачем театр добивать?

Реформирование приведет к социальной катастрофе, которая, быть может, выльется в какие-то более серьезные акции, чем безобидные демонстрации пенсионеров. Но что даст реформирование искусству театра? Поднимется художественный уровень? Предположим, что несколько театров, которые сохранят государственное финансирование, будут работать так, как они работают. Будем считать, что очень хорошо. Но потребителей театрального искусства гораздо больше, и они живут не только в пределах Садового кольца. Кто из глубинки приедет в Большой театр, кто сможет доехать до Москвы, кто сумеет купить сюда билет?

Что дадут реформы? Расцвет театра? Так не могут думать здравомыслящие люди. Я не знаю, то ли смеяться, то ли огорчаться, слушая заявления Эдуарда Боякова (директор фестиваля «Золотая маска». — «Известия»), который утверждает, что он уверен, что реформы нужны, а главное — что именно он знает, как реформировать театр. Называть это недомыслием или наглостью, я даже не знаю. Человек он бесстрашный — под куполом цирка летал, не боялся. Но как можно не бояться делать подобного рода заявления, ведь я слышал, он сам не так давно приехал из провинции, работал где-то,по-моему, завлитом в небольшом театре. Неужели он не понимает, что этого, как раз его родного театра, может и не быть в результате реформ?

Мы ведь нечто невообразимое проделываем и в области бесплатного образования, здравоохранения, мы хотим разрушить и музеи, и библиотеки.

Сейчас не время для таких реформ — ведь нет еще достойной социальной защиты, пособий для безработных…

Далее. Кто будет решать, какой театр надо закрыть, а какой оставить? А если в городе один театр и здесь не выпускают гениальных спектаклей — этот театр будет закрыт? И еще: театр должен сам выбирать форму своего существования. Ему не должны ничего навязывать сверху. Это грозит тем, что большинство театров просто будет приведено к банкротству. А не получится ли так, что плох окажется тот, у кого хорошее здание в центре города?

«Я же не заберу с собой на тот свет здание моего театра, которое сейчас строится!»

известия: Многие говорят, что вы и ваши коллеги, которые подняли шум по поводу крушения русского репертуарного театра, просто боятся за свои места, за свои здания. 

Калягин: Мне, в мои 63 года, бояться уже поздно. И я все же что-то успел сделать. Я порой спрашиваю себя: «Удовлетворен ли я?» И отвечаю: «Да». Я в жизни никогда не думал, что сыграю у великих режиссеров! И какие роли! Странно в моем возрасте быть особенно тщеславным.

известия: Насколько я понимаю, в этом случае речь идет не о творчестве, а о доходах, о зданиях.

Калягин: Ну я же не заберу с собой на тот свет здание моего театра, которое сейчас строится! Просто еще одно театральное здание украсит Москву. Я уйду, а оно будет стоять. Дай Бог, там будут играться хорошие спектакли.

известия: Вы, как председатель СТД, выступаете от лица театральной общественности. Насколько, на ваш взгляд, театральная среда едина в отношении к реформе?

Калягин: Мне кажется, почти все думают и чувствуют одинаково: над русским театром нависла угроза. Я знаю, какую тревогу испытывает Юрий Мефодьевич Соломин, который руководит Малым театром, хотя очевидно, что его театр как национальное достояние никто не тронет. Понимают, что реформы погубят театры, и Марк Захаров, руководитель успешного, но репертуарного театра, и Константин Райкин, руководитель тоже репертуарного и тоже успешного театра, и другие. А вы знаете, сколько писем мы получили из провинции, российские театры надеются на нас, ведь понятно, что первый сокрушающий удар будет сделан по региональным театрам. У СТД есть ответственность перед ними, мы обязаны, если уж взялись за это дело, предпринять самые решительные шаги. Ясно, что в результате реформирования количество театров резко уменьшится. Например, закроют театр где-нибудь в Минусинске, где работает талантливый режиссер Алексей Песегов, который по кирпичику строит именно русский репертуарный театр. И что? Можно поверить в то, что этот театр выживет без гарантированного государственного финансирования? Нет. А театр нужен городу, его жителям, которые останутся наедине с пошлейшими телесериалами.

известия: Но не все выступают единым фронтом. Один из самых мощных людей театра, Олег Павлович Табаков, не участвовал ни в одной вашей акции протеста. Валерий Фокин, тоже один из самых влиятельных и авторитетных людей в театре, выступил в «Известиях» за театральную реформу. И с не менее резкими предложениями, чем чиновники, разрабатывающие этот закон.

Калягин: Я высказываю свою позицию и - уверен — позицию большинства театральных деятелей России. Зачем мне комментировать чужие высказывания, спросите их, пусть они выскажутся сами. Но я хотел бы подчеркнуть, что нельзя все время ориентироваться на Москву и Петербург, есть огромная театральная Россия. Об этом надо помнить.

известия: Может ведь произойти и такая вещь: влиятельным людям театра пообещают некоторые блага и защиту, а остальные российские театры «отреформируют» по всей строгости нового закона — а в вашей интерпретации он действительно таков. Не думаете, что каждый, чьему театру пообещают покой и средства, перестанет думать об общей театральной ситуации?

Калягин: Вы говорите очень обидные вещи. Даже не то чтобы обидные… Да, такое может случиться. Это возможно, и я вынужден это признать. Это может быть. Купят нескольких — и все. Разделяй и властвуй — это формула блестящая.

«Зачем мы говорим о гражданском обществе?»

известия: Сколько было митингов против реформы, сколько шуму в прессе, уже прошли консультации юристов и экономистов СТД с теми, кто предлагает реформу, а результат, судя по вашим словам, нулевой.

Калягин: Ну тогда зачем мы говорим о гражданском обществе? Власть должна понять, насколько серьезно влияние театра на общественное сознание. Сегодня только театр работает на объединение, а что может быть для страны важнее, чем объединяющая идея, которую может предложить театр?!

Я хочу, чтобы нас правильно поняли — театральное сообщество это не собрание ретроградов, восстающих против нового, прогрессивного, напротив, мы стремимся к конструктивному диалогу. Мы не ноем, не ходим с протянутой рукой, а пытаемся доказать свои позиции, поскольку уверены, что они верные. Мы обращаемся к власти, пытаясь вразумительно доложить свою точку зрения. Мы написали письмо премьер-министру, сопровождая его рядом конкретных предложений по каждому пункту, нас не устраивающему. Мы не против реформ вообще, мы против разрушительных реформ.

известия: Как вы собираетесь действовать дальше?

Калягин: 4 апреля мы созываем Российский театральный форум, чтобы еще раз высказать свое отношение к законопроектам и публично заявить о своей обеспокоенности возможными последствиями проводящихся силовыми методами реформ.

Мы не призываем высшее руководство страны принять нашу сторону в конфликте с авторами реформ. Мы хотим, чтобы была услышана наша тревога. Мы стремимся к реальному диалогу и считаем, что со старейшей общественной организацией, каковой является Союз театральных деятелей России, такой диалог необходим не только нам, но и власти, вступившей на путь построения гражданского общества. Может быть, имеет смысл сегодня вспомнить, что Всероссийское театральное общество, как известно, всегда находилось под покровительством самого государя. Очевидно, театральное сообщество воспринималось как мощная сила, имеющая реальное влияние и вес в обществе.

известия: Мы так разговариваем, словно эти реформы придуманы только для театра, а ведь идет «реорганизация учреждений социальной сферы», куда включен и театр.

Калягин: Вот именно! Реформируют театр по тем же принципам, что и больницы! Это же абсурд!

Нельзя все смешивать в одну кучу. Реформирование театра, насаждаемое подобными методами, означает одно: отечественному театральному искусству уготован неминуемый летальный исход.

Директор департамента стратегии социально-экономических реформ Минэкономразвития РФ Саид Баткибеков: «Ряд предложений мы учли»

Новые законопроекты ничего не меняют в части регулирования имущественных отношений для автономных учреждений по сравнению с нынешними бюджетными учреждениями. У государства и сейчас в соответствии с Гражданским кодексом есть возможность изъять у государственных учреждений излишнее или используемое нецелевым образом имущество. Перепрофилирование учреждений при их преобразовании в новые формы практически невозможно. Во всяком случае оно не более возможно, чем в рамках нынешнего законодательства.

Не очень понятно, чем вызывается недовольство по созданию попечительских советов. Попечительский совет призван сделать организацию учреждения более прозрачной, прежде всего, для потребителей. Он наблюдает — именно наблюдает, а не контролирует — за тем, как расходуются средства. По всем этим вопросам мнение совета для автономного учреждения будет носить рекомендательный характер. Да, у них будет право давать или не давать разрешение на совершение крупных сделок, но в отношении всего остального права сохраняются за учредителями организаций, то есть за государством.

Все предложения Союза театральных деятелей мы всесторонне рассматривали при подготовке новых законов. Встречались, готовили подробные отчеты. Существует такой порядок, что законопроекты уходят на согласование в профильные министерства. Мы активно работали с Минобразования, Минкультом и Минздравом. Ряд предложений СТД мы тоже учли. Однако есть среди них и такие, которые мы не могли учесть. Они противоречат действующему законодательству. Например, предложение разрешить театрам или другим организациям получить право пользования земельными участками на постоянной безвозмездной основе. Такое право просто отсутствует в действующем законодательстве.

Артур Соломонов

Известия, 9.02.2005


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru