Другие страницы:
<< | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | >>

23.02.2002, «Версты», Ольга Егошина
Не форсируйте фарс!

6.02.2002, Глеб Ситковский
Как важно быть несерьезным

6.02.2002, Глеб Ситковский
Как важно быть несерьезным

2.02.2002, «Московская Правда», Наталия Балашова
Зловещий шут, резвящийся тиран.

2.02.2002, «Московская Правда», Наталия Балашова
Зловещий шут, резвящийся тиран.

31.01.2002, «Вечерняя Москва», Ольга Фукс
Тетка Чарлея опять сыграла вождя

24.01.2002, «Культура», Наталия Каминская
Отвязанно гремит словами бранными широкая арена

24.01.2002, «Культура», Наталия Каминская
Отвязанно гремит словами бранными широкая арена

23.01.2002, «Коммерсант», Роман Должанский
Прекрасные оттенки дерьма

23.01.2002, «Время новостей», Марина Давыдова
Нам не страшен Бармалей

23.01.2002, «Коммерсантъ», Роман Должанский
Прекрасные оттенки дерьма

23.01.2002, «Время новостей», Марина Давыдова
Нам не страшен Бармалей

14.01.2002, «Вечерние вести», Марина Тульская
Александр Калягин: «Кривляние и ничегонеделанье — моя стихия»

14.01.2002, «Новая газета», Ольга Коршакова
Александр КАЛЯГИН: ПУБЛИКА ОЧЕНЬ ОПАСНА…

2002, «Из книги «Александр Калягин»», Александр Калягин
Александр Калягин о Роберте Стуруа, о спектакле «Шейлок»

2002, «Из книги «Александр Калягин»», Александр Калягин
Александр Калягин — о себе и актерской профессии, об Иннокентии Смоктуновском

2002, «Из книги «Александр Калягин»», Александр Калягин
Александр Калягин о «Короле Убю»

2002, «Из книги «Александр Калягин»», Александр Калягин
Александр Калягин о театре “Et cetera” и о том, как создать театр в наше время

2002, «Из книги «Александр Калягин»», Александр Калягин
Александр Калягин рассказывает про Олега Ефремова, раздел МХАТа, рождение театра “Et cetera”

2002, «Из книги "Александр Калягин"», Александр Калягин
Александр Калягин о работе над фильмом "Эзоп"

Другие страницы:
<< | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | >>
Александр Калягин о работе над фильмом "Эзоп"

Когда Олег Рябоконь предложил мне роль Эзопа в своем телефильме, я вначале сомневался: надо ли браться? Этот момент колебаний — единственный момент свободы у актера. Ведь актер постоянно вроде девушки на выданье: сама она сделать предложение не может, но вот отказать — ее право. Так и актер: выбирает не он, его выбирают. Но он может согласиться или отказаться. Я видел, как Эзопа играл Полицеймако. Видел спектакль БДТ «Лиса и виноград», где играл Сергей Юрский. Эта пьеса вообще была очень популярна, ее так много и хорошо ставили в разных театрах и разных городах, что мне казалось: там ничего нового вроде и открыть нельзя. Режиссер был малознакомый, что опять же скорее останавливало. Аргументом «за» Эзопа было то, что эта роль не походила на все сыгранные мною ранее. А с самого начала своей профессиональной жизни я определил, что для актера самое страшное — надоесть своему зрителю. Стать предсказуемым. Я всегда знал, что своего зрителя надо беречь, относиться к нему как к любимой женщине, делать ему подарки, удивлять неожиданностями. Все что угодно, лишь бы зритель не привык. А если он заранее знает, что вот сейчас у актера будет такая интонация, потом такая ужимка, а потом такая… Чудовищно. Я всю жизнь этого боюсь. И чем старше становишься, тем страшнее. Ты обязан доказывать, что не зря вышел на сцену, что это не биологический фокус: «Смотрите, ему 60-70-80 лет, а он еще шевелится, текст произносит. Надо же!» Эзопа мне предложили в период, когда я был на гребне. Когда шли роли. И тем острее я понимал, что это везение может кончиться также внезапно, как началось.

Я всегда понимал, как мне крупно повезло, что я входил в профессию медленно, такими осторожными шажками. За годы, когда меня не снимали, когда не давали ролей, когда я мотался по стране от общества «Знание» с чтецкими программами, выступал в школах перед старшеклассниками, которых приводили под конвоем учителя, у меня выработался своего рода иммунитет. Когда произносят: «Известный актер Калягин», я всегда помню, какой я был неизвестный.
Еще привлекало соображение, что роль Эзопа относится к числу тех, которые провалить нельзя. Очень трудно дать формулу роли, которую нельзя провалить, но каждый актер интуитивно знает, что, скажем, Чичикова провалить можно, а Собакевича — нельзя. Или Манилова, воздушного, как крем-безе, истекающего всякими сладкими сиропами, — нельзя. Можно сыграть более успешно, менее успешно, но совсем провалить не получится. Вот роль Эзопа явно относилась к этому разряду. Про нее нельзя было сказать: вот роль-мечта. Но ее тема меня в какой-то степени задевала. Точнее, задевала в какой-то степени, пока я не вчитался в пьесу, в свою роль. И вот тут произошел перелом. Как говорил один режиссер, «лучше, когда не артист „хватает“ тему, а тема — артиста». Вот эта тема «свободного человека», свободного в рабстве, свободного вопреки всем обстоятельствам, меня захватила. Это была моя родная тема.
Бывают роли, которые как бы входят в твою человеческую сущность, что-то меняют в тебе. Такими были для меня роли Ленина, Платонова. И роль Эзопа. Я вдруг осознал, что это «моя» тема, иначе сказать — сквозная линия моей жизни. Так я жил, так я живу, так я учу своих детей, так я учу студентов-актеров, так я произношу святую для меня реплику: в театре надо работать с ощущением, что ты всегда можешь из него уйти. Не быть рабом ситуации, тех, кто тебя кормит, рабом зарплаты, рабом привычки. Человек рожден, чтобы быть свободным: свободно творить, свободно любить. Человек рожден, чтобы иметь мгновение микро- и макрополета, вспышки. Пусть на мгновение, но вспыхнуть и освободиться… это было понятно и дорого. Как понятно, что такое унижение. Я с детства ненавижу, когда унижают меня и когда кого-нибудь унижают при мне.
Репетировать и играть Эзопа мне было чрезвычайно легко. Никаких долгих творческих мук, поисков, страданий. Все шло как бы само собой. Не было никакого «перевоплощения», вживания в другого человека, я не мучился поиском приспособлений. Была тема, которую мне важно было донести. И для меня потом был неожиданным успех фильма «Эзоп». Сколько людей увидело его! Я приезжал на гастроли в разные города, и мне писали записки, мне повторяли цитаты из фильма: «Ксанф, выпей море!» Удивительно!
По просьбам зрителей «Эзопа» довольно часто крутили по телевидению. Но вдруг в 1985 году — без всяких объяснений — заранее объявленный фильм не показывают. Мне звонит Олег Рябоконь из Петербурга: «Саша, ты не знаешь, что случилось?! Почему отменили показ?» И я, набравшись наглости, пишу письмо начальнику телевидения Лапину с вопросом: что случилось?! Через некоторое время получаю официальный ответ, который бережно храню, потому что без документа, боюсь, в эту историю не поверят.

Уважаемый Александр Александрович!
Должно быть, мы с Вами по-разному понимаем смысл решений по борьбе с алкоголизмом. Надеемся, что через два-три года вопрос этот не будет стоять слишком остро, и, вероятно, придет время, когда можно будет вернуться к «Эзопу». Кстати, по поводу того, что эту пьесу сняли с программы, мы не получили ни одного письма. Надо полагать, телезрители поняли причину изменений программы.
С наилучшими пожеланиями С. Лапин
29 июля1985 г.
исх. 1-9/1368

Ситуация абсолютно из эзоповской басни, соответствующий «эзоповский» начальственный язык, и при желании из нее можно извлечь даже некоторую басенную мораль.

Александр Калягин

Из книги "Александр Калягин", 2002


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru