Другие страницы:
<< | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | >>

29.03.2004, «Русский Журнал (www.russ.ru)», Дина Годер
Рыжий и Белый против летающего Петровича

29.03.2004, «Коммерсантъ», Татьяна Кузнецова
Театр замаскировался под цирк

29.03.2004, «Газета», Глеб Ситковский
Летчик Петрович обещал вернуться

29.03.2004, «Время новостей», Александр Соколянский
Полный цирк

27.03.2004, «Российская газета», Ирина Корнеева
Метаморфозы на Цветном

03.2004, «Мир новостей»
Открытие «Золотой маски»

24.02.2004, «Новые Известия», Александр Калягин
Праздник в зоне риска

12.02.2004, «Культура», Светлана Хохрякова
Ремонт старых кораблей (Отрывок)

9.02.2004, «Новая газета», Лариса Малюкова
Ленты прошлого делают современный андеграунд очередными дублями (Отрывок)

8.02.2004, «Новое Время», Алексей Мокроусов
Премьера, которой уже не будет

2.02.2004, «Новые Известия», Татьяна Никольская
Александр Калягин: «Мы хотим отразить общественное мнение»

30.01.2004, «www.kinokadr.ru»
Сегодня завершается 8-й фестиваль архивных фильмов"Белые Столбы-2004 (Отрывок)

29.01.2004, «Новые Известия», Александр Калягин
Вопреки традиции ненависти

28.01.2004, «Независимая газета», Григорий Заславский
Хрустальные гвозди на Страстном

13.01.2004, «Новые Известия», Александр Калягин
Монолог

31.12.2003, «Московская среда», Е. Белостоцкая
Бал для любимых

26.12.2003, «Независимая газета», Вероника Чернышева
Галстук, наган и пуговица

24.12.2003, «Российская Газета», Марина Трубилина
Штирлиц и Сухов не оставят в беде

23.12.2003, «Известия», Богдан Степовой
«Вальтер» Штирлица, чайник красноармейца Сухова и шляпа товарища Саахова ушли с молотка

16.12.2003, «Новые Известия», Александр Калягин
В театре кризис!

Другие страницы:
<< | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | >>
Ремонт старых кораблей (Отрывок)
VIII Фестиваль архивного кино «Белые Столбы»

Авторы: Оксана Гаврюшенко, Светлана Хохрякова

Операция «Подвиг»

В Белых Столбах при содействии «Ленфильма» устроили три просмотра в рамках программы «Премьера, которой не было». Показали 40-минутную картину Семена Арановича “Agnus Dei” («Агнец Божий»). Это даже не фильм, а то, что могло им стать, треть отснятого материала картины, которую Арановичу помешала закончить смерть. И эти кадры не давали покоя всем, кто их увидел. Какой сильной и чудовищно страшной могла стать эта картина, теперь можно только предполагать.
Сценарий написан Александром Житинским при участии самого Арановича. Житинский когда-то писал о том, что не любит собственного сценария, видя мистическую связь между его замыслом и уходом Арановича из жизни. Произошло это в 1996 году. Житинский даже произнесет слова, какие редко позволит автор в отношении собственного детища: «Я покривил бы душой, если бы сказал, что мне жаль, что сценарий не дошел до экрана. Хотя, вполне возможно, я не прав: кино — это удивительная вещь, и никогда не знаешь, что получится в результате. Теперь уже не получится». Суть истории в том, что русская девушка должна была совершить «подвиг» и потом повешена за него, как за диверсию. Ее намеренно забрасывают к немцам для того, чтобы ее казнили, а это в свою очередь вызвало бы взрыв патриотизма в народе. А когда на следующий день немцев выбьют из деревни, русский народ узнает свою героиню. Вынет из петли и сложит песни о подвиге. И начнется месть. Все это называется не подлой инсценировкой, как скажет персонаж Александра Калягина, а обеспечением исторической достоверности: ведь готовится то, о чем будут писать книги и рассказывать легенды. «Театральность мифу не помеха. Наоборот… Что же касается девушек… Все равно умрут. Или погибнут. Так лучше со славой!» — вот вам и некая версия подвига Зои Космодемьянской. И тут произошло как раз то, о чем говорил Житинский. Кинематографический язык Арановича сделал эту историю пронзительной, и так горько, так жалко, что картине этой не дано было появиться на свет. Возможно, и кинематографическая судьба исполнительниц главных женских ролей — Ксении и Полины Кутеповых сложилась бы удачней. У Ксении она ведь просто не сложилась. Пока. Кинокритики, смотревшие фильм, окончательно запутались в истории подмены девушек, а все из-за того, что играли их сестры Кутеповы, на мой-то взгляд, очень разные по человеческой и актерской своей природе. Кто кого любит, кто кого поцеловал и с кем прощался — в этом заблудились окончательно. Для того чтобы многое понять, нужно прочитать сценарий, а он был опубликован в прекрасной книге об Арановиче, вышедшей в Санкт-Петербурге пять лет назад. Кстати, мать героинь скажет одной из своих дочерей — Вере: «Это удивительно… вы близнецы, у вас одно лицо, а души разные». Ника старше на 27 минут. Одна из сестер работает в госпитале, другая — учится в разведшколе. Авторы акции не учли, что у Веры Румянцевой есть сестра. Герой-то должен быть один, у него двойников не бывает. И не будет. В итоге случится незапланированное: старшая, Ника, заменит сестру, ждущую ребенка, и «совершит подвиг» за нее («Мы столько раз подменяли друг друга… Сделаем и сейчас. Ты должна сберечь ребенка… Это же ребенок по любви… Ты отвечаешь за две жизни»). А Вера уедет с госпиталем в эвакуацию. Две девушки меняются одеждой и судьбой — сказано в сценарии. 
Прекрасная работа у Олега Янковского, жаль, что ей не дано было состояться. Его Соболев, посвященный в детали операции и влюбленный в Нику, понял, что произошла замена, но уже не в силах остановить пущенный в ход механизм под названием"Операция «Подвиг» (так цинично ее и окрестили разработчики). А в окне иллюминатора ждущего старта самолета — испуганное лицо Ники. На нем написана грядущая смерть. Жуткий кадр. Но жертва Ники сестру не спасает. Веру арестуют энкавэдэшники. Финальные кадры с идущей по железнодорожному полотну Верой, которая слышит радиотрансляцию о том, как она совершила подвиг, — убийственны.
Такая версия блокадных дней должна была выйти к 50-летию Великой Победы. Еще неизвестно, позволили бы.
Работали трудно. Немецкие деньги закончились, а российских не поступало. Снег завозили со всего города, погруженного в слякоть, искусственно имитировали его при помощи спрея. Все на сопротивление. Когда сценарий был написан, Аранович решил его изменить, увидев сестер Кутеповых, он захотел снимать их обеих. Житинский напишет: «Вы никогда не пробовали вставлять роли сестер-близнецов в готовый трагедийный сценарий? Попробуйте, это весьма увлекательное занятие. … Одно дело подменить девушку ее двойняшкой во Дворце бракосочетаний и совсем другое — на виселице. …К сожалению, я так и не познакомился с актрисами, ради которых пришлось все это проделать. Однако если что-то получилось, то придется признать, что в трагедийном сценарии близнецы появились, видимо, впервые.»
Жаль, что сделанное Арановичем мало кто увидит. В ближайшее время, правда, на DVD выйдет этот материал в виде фильма о фильме. И мы узнаем о том, как непросто снимался «Агнец Божий».



Светлана Хохрякова

Культура, 12.02.2004


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru