Другие страницы:
<< | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | >>

29.03.2004, «Русский Журнал (www.russ.ru)», Дина Годер
Рыжий и Белый против летающего Петровича

29.03.2004, «Коммерсантъ», Татьяна Кузнецова
Театр замаскировался под цирк

29.03.2004, «Газета», Глеб Ситковский
Летчик Петрович обещал вернуться

29.03.2004, «Время новостей», Александр Соколянский
Полный цирк

27.03.2004, «Российская газета», Ирина Корнеева
Метаморфозы на Цветном

03.2004, «Мир новостей»
Открытие «Золотой маски»

24.02.2004, «Новые Известия», Александр Калягин
Праздник в зоне риска

12.02.2004, «Культура», Светлана Хохрякова
Ремонт старых кораблей (Отрывок)

9.02.2004, «Новая газета», Лариса Малюкова
Ленты прошлого делают современный андеграунд очередными дублями (Отрывок)

8.02.2004, «Новое Время», Алексей Мокроусов
Премьера, которой уже не будет

2.02.2004, «Новые Известия», Татьяна Никольская
Александр Калягин: «Мы хотим отразить общественное мнение»

30.01.2004, «www.kinokadr.ru»
Сегодня завершается 8-й фестиваль архивных фильмов"Белые Столбы-2004 (Отрывок)

29.01.2004, «Новые Известия», Александр Калягин
Вопреки традиции ненависти

28.01.2004, «Независимая газета», Григорий Заславский
Хрустальные гвозди на Страстном

13.01.2004, «Новые Известия», Александр Калягин
Монолог

31.12.2003, «Московская среда», Е. Белостоцкая
Бал для любимых

26.12.2003, «Независимая газета», Вероника Чернышева
Галстук, наган и пуговица

24.12.2003, «Российская Газета», Марина Трубилина
Штирлиц и Сухов не оставят в беде

23.12.2003, «Известия», Богдан Степовой
«Вальтер» Штирлица, чайник красноармейца Сухова и шляпа товарища Саахова ушли с молотка

16.12.2003, «Новые Известия», Александр Калягин
В театре кризис!

Другие страницы:
<< | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | >>
Галстук, наган и пуговица
Средь шумного бала

В ГУМе на этой неделе давали настоящий рождественский бал. Главным событием его стали благотворительные торги, проведенные аукционным домом Гелос. На продажу были выставлены предметы реквизита из знаменитых советских кинофильмов.
Устроители — Союз театральных деятелей и ГУМ решили собрать воедино все, что у простого советского человека ассоциировалось когда-то с чудесами. По разные стороны от большой нарядной елки располагались кусочек пустыни под белым солнцем, на песке восседали седобородые старцы в чалмах и халатах. В другом углу можно было сфотографироваться на фоне легендарного «Мерседеса», принадлежавшего некогда Штирлицу. Основное же действо проходило на сцене, сооруженной прямо в центре ГУМа. В начале торжественной части ведущий Александр Калягин заявил, что все средства, вырученные на благотворительном аукционе, руководители ГУМа передадут ветеранам российского кино и сцены. «Эти деньги пойдут людям, многие из которых сейчас действительно нуждаются в помощи, — сказал Александр Калягин, — забывать их мы не вправе, они всю жизнь создавали для нас прекрасные сказки».
Подлинность выставляемых лотов подтверждали специальные сертификаты от дома Гелос, подписанные актерами, лично вручавшими проданный реквизит участникам аукциона. Медный чайник из «Белого солнца пустыни» вручал всенародно любимый товарищ Сухов — Анатолий Кузнецов, исполнивший для собравшихся романс «Ваше благородие». Лариса Удовиченко и Станислав Садальский представили первоначальный сценарий фильма «Место встречи изменить нельзя» с пометками актеров и режиссера на страницах. Исполнительница роли Маньки Облигации поведала о перипетиях первоначального сценария. Оказывается, он никак не мог пройти утверждение, и режиссер Станислав Говорухин вынужден был даже подписаться фамилией Константинов. И только когда Михаил Шолохов сказал, что сценарий блестящий и можно приступать к съемкам, историческая справедливость восторжествовала. Продавались также два галстука из гардероба Аркадия Райкина и электробритва — новогодний подарок для Ипполита из «Иронии судьбы».
Необычные лоты покупались с азартом. Сторонних наблюдателей разбирало любопытство, сколько же будет отдано за мечту любого мужчины — вальтер Штирлица. Первоначальная цена его составляла 100 условных единиц, продали за 6500. Копию жезла Спартака, с которой Марис Лиепа исполнял когда-то партию Красса в балете «Спартак» постановки 1968 года, представлял Андрис Лиепа, выступивший еще и режиссером всего праздничного вечера. Стартовая цена лота составляла 500 у.е. Перед началом торгов Андрис Лиепа рассказал, что копия жезла была специально изготовлена по заказу Мариса Лиепы. В чьи бы руки он ни попал, его нельзя опускать гербом вниз. «Так наказывал отец всем артистам, которые репетировали балет после него, — пояснил гостям Андрис Лиепа. — Этот жезл — символ могущества Рима». Лот ушел с молотка за 3400 у.е. Реликвия досталась президенту компании Bosco di Ciliegi Михаилу Куснировичу.
Самым экзотичным лотом за всю историю аукционов, по мнению сотрудников аукционного дома Гелос, стала знаменитая перламутровая пуговка с халата героини Светланы Светличной из кинофильма «Бриллиантовая рука». Ее первоначальная цена составляла 50 у.е. Лот представляла сама актриса. Первоначально выставить на аукцион хотели сам халатик, но, когда дело коснулось поисков оригинала, выяснилось, что тот изрядно поистерся. Зато в личной коллекции Светланы остались две перламутровые пуговицы, одну из них она и предложила в качестве лота. После напряженных торгов пуговица из рук актрисы ушла в руки скромного благотворителя, отдавшего за нее 1200 у.е.
Итог всему подвел Александр Калягин. На благотворительном аукционе в пользу ветеранов кино и театра было собрано 24 тысячи долларов и 80 тысяч рублей. После чего началась неофициальная бальная часть мероприятия. Правда, вальсировали декольтированные дамы не под Шуберта или Штрауса, а под знаменитое «Гуд бай, май лав, гуд бай» в исполнении главного «сувенира» праздника Демиса Русcоса, специально на бал приглашенного.

Вероника Чернышева

Независимая газета, 26.12.2003


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru