Другие страницы:
<< | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | >>

29.03.2004, «Русский Журнал (www.russ.ru)», Дина Годер
Рыжий и Белый против летающего Петровича

29.03.2004, «Коммерсантъ», Татьяна Кузнецова
Театр замаскировался под цирк

29.03.2004, «Газета», Глеб Ситковский
Летчик Петрович обещал вернуться

29.03.2004, «Время новостей», Александр Соколянский
Полный цирк

27.03.2004, «Российская газета», Ирина Корнеева
Метаморфозы на Цветном

03.2004, «Мир новостей»
Открытие «Золотой маски»

24.02.2004, «Новые Известия», Александр Калягин
Праздник в зоне риска

12.02.2004, «Культура», Светлана Хохрякова
Ремонт старых кораблей (Отрывок)

9.02.2004, «Новая газета», Лариса Малюкова
Ленты прошлого делают современный андеграунд очередными дублями (Отрывок)

8.02.2004, «Новое Время», Алексей Мокроусов
Премьера, которой уже не будет

2.02.2004, «Новые Известия», Татьяна Никольская
Александр Калягин: «Мы хотим отразить общественное мнение»

30.01.2004, «www.kinokadr.ru»
Сегодня завершается 8-й фестиваль архивных фильмов"Белые Столбы-2004 (Отрывок)

29.01.2004, «Новые Известия», Александр Калягин
Вопреки традиции ненависти

28.01.2004, «Независимая газета», Григорий Заславский
Хрустальные гвозди на Страстном

13.01.2004, «Новые Известия», Александр Калягин
Монолог

31.12.2003, «Московская среда», Е. Белостоцкая
Бал для любимых

26.12.2003, «Независимая газета», Вероника Чернышева
Галстук, наган и пуговица

24.12.2003, «Российская Газета», Марина Трубилина
Штирлиц и Сухов не оставят в беде

23.12.2003, «Известия», Богдан Степовой
«Вальтер» Штирлица, чайник красноармейца Сухова и шляпа товарища Саахова ушли с молотка

16.12.2003, «Новые Известия», Александр Калягин
В театре кризис!

Другие страницы:
<< | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | >>
Вопреки традиции ненависти

Я не отношусь к тем, кто продолжает сокрушаться о том, что наша страна потеряла свое былое могущество. Уверен, что Россия в мире имеет влияние не меньше, чем когда-то СССР. Понимаю, как сложно проходил этот процесс отделения республик, сколько в результате оказалось изломанных судеб, и все-таки я уверен, что дружная семья народов должна была распасться, чтобы оставаться дружной. В политике свои сложности нового взаимодействия, а в культуре, на мой взгляд, возникает этап, когда на самом деле становится необходимостью общение друг с другом. Вместо насильственной поддержки и заботы «старшего брата», как называли Россию в республиках, появляется естественное стремление делиться своим опытом и обогащаться опытом других. В последние годы я с театром “Et cetera” побывал на гастролях на Украине, в Грузии, Латвии, Болгарии, которую тоже называли нашей шестнадцатой республикой. Я был поражен, с каким интересом везде был воспринят наш театр, под словом «наш» имею в виду — российский. Как зрители теперь уже других стран ждали встречи с русским театром. Восторженность иногда доходила даже до курьеза. В Грузии к одной актрисе театра подошел пожилой грузин, который попросил позвонить ему по телефону, ему хотелось просто поговорить по-русски. Работая с Робертом Стуруа, с болгарским режиссером Сашей Морфовым, я просто поражаюсь их глубинным знаниям о русской культуре, бережному отношению к тому, что дала наша страна миру. Мне порой кажется, что у них больше уважения и желания сохранить то, что мы с такой безмятежностью разрушаем. Недавно Городской таллинский театр показал в Москве спектакль «Отцы и дети» по Тургеневу в постановке Адольфа Шапиро. Я не говорю о тончайшей, филигранной режиссуре Шапиро, ему как бы положено, но меня поразили эстонские артисты, которые показали такой высочайший класс игры в традициях русской психологической школы. Недавно по европейским новостям я увидел сюжет о литовском режиссере Оскарасе Коршуновасе, показали эпизод из его спектакля «Ромео и Джульетта». Меня настолько заинтересовал его театр, что перед Новым годом я поехал в Вильнюс, чтобы посмотреть спектакль. С Оскарасом мы познакомились, это еще совсем молодой человек. Он малоразговорчив, несколько мрачен, даже угрюм. Оживляется только тогда, когда говорит о театре. В нем виден абсолютный фанат искусства театра. Коршуновас создал театр, который не имеет своего помещения, но уже пять лет успешно работает. В его репертуаре «Мастер и Маргарита» Булгакова, три спектакля по Хармсу и Введенскому. Оскарас бредит обэриутами, он всерьез занимается этим периодом русского искусства. Вечером мы посмотрели спектакль «Ромео и Джульетта». Я увидел сценическое произведение, которое подходило под вахтанговскую формулу «фантастического реализма», для меня самую емкую в театре. Тончайшая ирония даже в самых драматических кусках, внутренняя эксцентричность, при этом абсолютная художественная правда. Коршуновас сделал два почтенных семейства Монтекки и Капулетти владельцами пекарен, которые тут же расположились на сцене. Кухонная утварь, печи, противни с пирогами — все это составляет оформление спектакля. И огромный чан с мукой, из которой делают тесто прямо на глазах у зрителей. Спектакль насыщен театральной символикой, но в нем нет ребусов, которые надо разгадывать. Воздух наполнен мыслью, эмоцией, а не бессмысленными перемещениями артистов в пространстве, как часто бывает в спектаклях наших молодых популярных режиссеров. Удивительно, что литовский режиссер, который даже не учился в Москве, так точно ощутил эту неуловимую вахтанговскую традицию. Его спектакль — это не гимн возвышенной любви, он скорее о ненависти. О традиции ненависти, которую разрушает любовь. Можно печалиться, что талантливый и думающий режиссер оказался не в Москве, а можно радоваться, что русское искусство продолжает обогащать другие культуры. Что влияние нашего национального гения существует и никуда не исчезает, несмотря на все границы, а может быть, и усиливается.

Александр Калягин

Новые Известия, 29.01.2004


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru