Другие страницы:
<< | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | >>

12.2003, ««Театральная жизнь», № 9-10», Алексей Бартошевич
Шекспир расставляет ловушки

28.11.2003, «Родная газета», Инна Вишневская
Александр Калягин: «На тусовки не хожу — спать хочется»

26.11.2003, «Новые Известия», Александр Калягин
Не пинайте свергнутых царей

19.11.2003, «Новые Известия», Александр Калягин
Королевский пиар

3.11.2003, «Новые Известия», Александр Калягин
Чтобы помнили

31.10.2003, «Известия», Анна Ковалева
Девичьи слезы и семь миллионов долларов

17.10.2003, «Новые Известия», Полина Богданова
Александр Калягин: «Я боюсь останавливаться»

15.10.2003, «Новые Известия», Александр Калягин
С Новым годом, артист

1.09.2003, «Караван историй», Татьяна Петрова
Александр Калягин: ОДИНОЧЕСТВО СДЕЛАЛО МЕНЯ СИЛЬНЫМ

12.08.2003, «www.gzt.ru», Антон Долин
Роман не может быть бульварным

17.05.2003, «Зеркало недели (Киев)», Дмитрий Чепурных
Провокации et cetera

3.05.2003, «Эхо Москвы», Ксения Ларина
Александр Калягин в прямом эфире «Эха Москвы»

15.04.2003, ««Итоги»», Алексей Погребенков
Больше «мыла»!

20.03.2003, «Вечерняя Москва», Ольга Фукс
Александр Калягин: Вся прелесть в том, что мы не вечны

11.03.2003, «Дуэль», Владимир Абросимов
За кулисами

3.03.2003, «Театральное дело Григория Заславского (http://www.zaslavsky.ru)», Григорий Заславский
Книга как спектакль

28.01.2003, «Первое сентября, № 4», Ольга Егошина
Оглянуться — и не узнать себя

5.12.2002, «Правда.ру», Елена Киселева
Александр Калягин: «Знак безрассудности»

21.11.2002, «Новые известия», Елена Ямпольская
Гроссмейстер

21.11.2002, «Вечерний клуб», Мария Львова
Метафизическая свалка

Другие страницы:
<< | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | >>
Шекспир расставляет ловушки
(Отрывок)

Я много лет ходил к актерам и режиссерам с просьбой поставить «Венецианского купца»: мне кажется, сейчас время этой пьесы. Причина здесь в замечательном совпадении ее тона, проблематики, стиля и того, что современнее, увлекательнее, нервнее в нынешнем театре. Ведь трагикомедия — это не пьеса, где смешные сцены перемежаются с печальными, и не грустная пьеса с хорошим концом. Настоящая трагикомедия построена таким образом, что каждый ее момент может быть истолкован одновременно как смешной и грустный. Эта прекрасная, увлекательная многосмысленность, эта театральная ловушка, тайна, западня очень соответствует духу и стилю современного театрального момента. И вот один за другим появились спектакли — в “Et cetera” и Театре Моссовета.
При том, что Александр Калягин и Михаил Козаков играют абсолютно разных Шейлоков, это замечательные работы, совершенные по существу и стилю. Козаков играет не просто ветхозаветного правоверного иудея, история его Шейлока — это история бесплодности мести, которая, будучи справедливой по своим истокам, неминуемо оборачивается злом, убийством и тупиком. Замечательно придумано, что в финале поруганный, растоптанный Шейлок появляется в защитной форме израильского командос, с огромным ножом, который он точит о массивные спецназовские ботинки. Он пришел мстить, но это бессмысленно, ибо зло порождает зло. И это не попытка спроецировать события пьесы на происходящее в Израиле или России — это прикосновение к самой сути пьесы.
«Венецианский купец» Роберта Стуруа — спектакль о судьбе постороннего, о так легко вызываемом инстинкте ненависти к чужому. Современный мир с компьютерами и мобильными телефонами на сцене оказывается остранен и сращен со страшным миром существ, заставляющих вспомнить Дали и Магритта. Эта узнаваемая и в то же время причудливая и страшная действительность не оставляет надежды, она рождает чудовищ ненависти и ксенофобии. Это тоже интересный и глубокий спектакль.

Алексей Бартошевич

«Театральная жизнь», № 9-10, 12.2003


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru