Другие страницы:
<< | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | >>

29.03.2004, «Русский Журнал (www.russ.ru)», Дина Годер
Рыжий и Белый против летающего Петровича

29.03.2004, «Коммерсантъ», Татьяна Кузнецова
Театр замаскировался под цирк

29.03.2004, «Газета», Глеб Ситковский
Летчик Петрович обещал вернуться

29.03.2004, «Время новостей», Александр Соколянский
Полный цирк

27.03.2004, «Российская газета», Ирина Корнеева
Метаморфозы на Цветном

03.2004, «Мир новостей»
Открытие «Золотой маски»

24.02.2004, «Новые Известия», Александр Калягин
Праздник в зоне риска

12.02.2004, «Культура», Светлана Хохрякова
Ремонт старых кораблей (Отрывок)

9.02.2004, «Новая газета», Лариса Малюкова
Ленты прошлого делают современный андеграунд очередными дублями (Отрывок)

8.02.2004, «Новое Время», Алексей Мокроусов
Премьера, которой уже не будет

2.02.2004, «Новые Известия», Татьяна Никольская
Александр Калягин: «Мы хотим отразить общественное мнение»

30.01.2004, «www.kinokadr.ru»
Сегодня завершается 8-й фестиваль архивных фильмов"Белые Столбы-2004 (Отрывок)

29.01.2004, «Новые Известия», Александр Калягин
Вопреки традиции ненависти

28.01.2004, «Независимая газета», Григорий Заславский
Хрустальные гвозди на Страстном

13.01.2004, «Новые Известия», Александр Калягин
Монолог

31.12.2003, «Московская среда», Е. Белостоцкая
Бал для любимых

26.12.2003, «Независимая газета», Вероника Чернышева
Галстук, наган и пуговица

24.12.2003, «Российская Газета», Марина Трубилина
Штирлиц и Сухов не оставят в беде

23.12.2003, «Известия», Богдан Степовой
«Вальтер» Штирлица, чайник красноармейца Сухова и шляпа товарища Саахова ушли с молотка

16.12.2003, «Новые Известия», Александр Калягин
В театре кризис!

Другие страницы:
<< | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | >>
«Вальтер» Штирлица, чайник красноармейца Сухова и шляпа товарища Саахова ушли с молотка

В понедельник вечером столичный ГУМ превратился в киносъемочную площадку — напротив фонтана перед дымящимися шашками динамита сидели меланхоличные аксакалы из «Белого солнца пустыни», а на третьей линии припарковался черный «Мерседес» Штирлица. Все это — антураж к первому в России благотворительному аукциону, выручка от которого пойдет на помощь актерам-пенсионерам.
В минувший понедельник самый знаменитый магазин страны узнать было невозможно. Серьезные мужчины с дамами в вечерних нарядах, переступая порог ГУМа, первым делом оказывались на военной берлинской улице — разбитая мостовая, уцелевшая рекламная тумба с последним номером Volkisсher beobachter и плакатом «Reemtsma Сigaretten» с изображением курящего бюргера.
Весь исторический антураж моментально стал большой площадкой для по-русски суетного и громкого бала. Через пятнадцать минут после начала «заморенные» киношные аксакалы, не дожидаясь красноармейца Сухова, залили минеральной водой противно дымящийся динамит и принялись позировать фотографу вместе с бокалами шампанского и красивыми женщинами. Не меньшей популярностью пользовался и «Мерседес» Штирлица — присутствующие на балу дамы считали своим долгом перед объективом фотоаппарата прислониться к капоту антикварного автомобиля.
 — Благодаря своей близости к Кремлю ГУМ всегда был очень странным и необычным местом, — рассказала «Известиям» актриса Инна Макарова, сыгравшая роль Любы Шевцовой в кинофильме «Молодая гвардия». — Я поступила в театральное училище в 1943 году, когда Москва была почти прифронтовым городом. В нашем училище не было отопления, и первое время мы занимались в ГУМе — здесь было, почти как сейчас, тепло и уютно.
В импровизированный аукционный зал со сценой около знаменитого фонтана стекались актеры с реликвиями из самых популярных советских фильмов, которые через несколько минут должны были уйти с молотка.
Актер Анатолий Кузнецов, всем известный как красноармеец Сухов, с некоторой тоской взглянул на отполированный до блеска латунный чайник, из которого в среднеазиатской пустыне поил Спартака Мишулина, повторявшего весь фильм одну фразу — «стреляли».
 — Чайник, между прочим, увесистый и действительно старинный, — улыбнулся актер, — жалко расставаться.
 — Очень интересные вещи, — солидные люди с бокалами «Хенесси» присматривались к аукционным лотам. — Чайник Сухова неплох для дачи, с «золотым» жезлом императора Красса из балета «Спартак» можно сесть за праздничный стол во время дня рождения. Но главный хит — «вальтер» Штирлица из фильма «Семнадцать мгновений весны». Солидная и, главное, практичная вещь. Хорошо будет смотреться над письменным столом в офисе.
Первой с аукциона за $3600 (при стартовой цене в $50) ушла шляпа товарища Саахова из фильма «Кавказская пленница».
 — Вино мы давно выпили, баранов съели, а вот эта легендарная шляпа осталась, — поделился воспоминаниями сыгравший Саахова актер Владимир Этуш. — Признаться, я долго не хотел выставлять шляпу на аукцион. Фраза «Шляпу сними!» из легендарной сцены сватовства стала крылатой в бывшем Советском Союзе. Меня до сих пор просят ее повторить.
Довольно вяло зал торговался за редкую марку 1964 года с героями фильма «Молодая гвардия». Она ушла за $2200.
Зато легендарный «вальтер Р-14», принадлежащий Штирлицу, вызвал фурор. Стартовая цена в $100, несмотря на то что по условиям аукциона деньги надо было выплачивать на месте, вызвала у присутствующих мужчин нездоровый блеск в глазах.
 — Пистолет, из которого Штирлиц ликвидировал провокатора Клауса, — мечта любого советского мальчишки, — призналась «Известиям» ведущая бала Екатерина Стриженова. — Неудивительно, что пистолет ушел за рекордную сумму — $6500.
После торгов за пистолет у мужчин не хватило денег на перламутровую пуговицу от халатика секс-символа советской эпохи — аферистки Анны Сергеевны из «Бриллиантовой руки». Пуговицу за $1200 купила дама в синем деловом костюме.
 — У меня осталась еще одна такая пуговица, — по секрету рассказала «Известиям» сыгравшая аферистку актриса Светлана Светличная. — Во время съемок мы, как и герой Юрия Никулина, не могли достать «точно такой, но с перламутровыми пуговицами» халат. Три пуговицы нашлись у меня дома — одна так и пропала вместе с халатом, зато две других остались у меня. Теперь вот одну отдала на аукцион.
После всеми узнаваемых вещей из культовых фильмов довольно вяло с молотка ушли жезл императора Красса из балета «Спартак» ($3000), сценарий фильма «Место встречи изменить нельзя» ($3000) и концертный галстук Аркадия Райкина ($1000).
Вновь аукционный зал оживился на последнем лоте — чайник Сухова продали за $3600 под песню «Ваше благородие, госпожа Удача», которую все присутствующие с удовольствием подпевали.
 — А я не успела предоставить свои вещи для аукциона, — в конце бала пожаловалась «Известиям» Клара Лучко. — У меня дома хранятся платье из кинофильма «Цыган» и хлопушка из фильма «Ларец Марии Медичи».
Деньги, полученные от продажи реквизита из любимых миллионами фильмов, пойдут в помощь тем, кто создавал эти шедевры, — ветеранам советского кино. Причем, как заметил ведущий Александр Калягин, не только таким всем известным актерам, как Наталья Гундарева или Семен Фарада, но и «героям невидимого фронта» — гримерам, суфлерам и костюмерам.

Богдан Степовой

Известия, 23.12.2003


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru