Другие страницы:
<< | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | >>

12.2003, ««Театральная жизнь», № 9-10», Алексей Бартошевич
Шекспир расставляет ловушки

28.11.2003, «Родная газета», Инна Вишневская
Александр Калягин: «На тусовки не хожу — спать хочется»

26.11.2003, «Новые Известия», Александр Калягин
Не пинайте свергнутых царей

19.11.2003, «Новые Известия», Александр Калягин
Королевский пиар

3.11.2003, «Новые Известия», Александр Калягин
Чтобы помнили

31.10.2003, «Известия», Анна Ковалева
Девичьи слезы и семь миллионов долларов

17.10.2003, «Новые Известия», Полина Богданова
Александр Калягин: «Я боюсь останавливаться»

15.10.2003, «Новые Известия», Александр Калягин
С Новым годом, артист

1.09.2003, «Караван историй», Татьяна Петрова
Александр Калягин: ОДИНОЧЕСТВО СДЕЛАЛО МЕНЯ СИЛЬНЫМ

12.08.2003, «www.gzt.ru», Антон Долин
Роман не может быть бульварным

17.05.2003, «Зеркало недели (Киев)», Дмитрий Чепурных
Провокации et cetera

3.05.2003, «Эхо Москвы», Ксения Ларина
Александр Калягин в прямом эфире «Эха Москвы»

15.04.2003, ««Итоги»», Алексей Погребенков
Больше «мыла»!

20.03.2003, «Вечерняя Москва», Ольга Фукс
Александр Калягин: Вся прелесть в том, что мы не вечны

11.03.2003, «Дуэль», Владимир Абросимов
За кулисами

3.03.2003, «Театральное дело Григория Заславского (http://www.zaslavsky.ru)», Григорий Заславский
Книга как спектакль

28.01.2003, «Первое сентября, № 4», Ольга Егошина
Оглянуться — и не узнать себя

5.12.2002, «Правда.ру», Елена Киселева
Александр Калягин: «Знак безрассудности»

21.11.2002, «Новые известия», Елена Ямпольская
Гроссмейстер

21.11.2002, «Вечерний клуб», Мария Львова
Метафизическая свалка

Другие страницы:
<< | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | >>
Королевский пиар
О спектаклях Андрея Жолдака

Жолдак—Тобилевич IV — как же гордо звучит это имя, хотя, признаться, есть в этой пышности и некий сатирический оттенок, так могли бы звать, скажем гоголевского персонажа. Но все равно, согласитесь, имя царское, а принадлежит оно художественному руководителю Харьковского театра драмы им. Тараса Шевченко. С его постановок «Один день Ивана Денисовича» и «Гамлет. Сны» начался Международный театральный фестиваль “NET” (Новый европейский театр). Спектакли, ориентированные на скандал, скандал вызвали. Александр Исаевич Солженицын выступил с протестом против харьковской труппы, взявшей для постановки без его разрешения повесть «Один день Ивана Денисовича». Газета «Известия» опубликовала интервью с женой писателя, солидарной во мнении с Солженицыным, что такой произвол есть «дикость и наглость». Прокомментировала ситуацию известный критик Марина Давыдова, которая считает, что
«Есть некие законы развития искусства, которые невозможно поверять этическими нормами. Можно и должно эстетическими». Критик в своей статье уверяет: «Результат, как мне кажется, тут как раз важнее всего». Но каким бы ни был «результат», нарушение даже лидером нового европейского театра авторских прав карается законом. Поэтому Жолдак—Тобилевич IV поспешил прилюдно, то есть опять через газету «Известия», попросить у великого писателя «милосердного прощения».
Сей «продвинутый» во всех направлениях режиссер появился в Москве не сегодня. У меня уже был некий опыт освоения искусства Жолдака—Тобилевича IV, мне посчастливилось ознакомиться с его «Опытом освоения пьесы „Чайка“ системой Станиславского». Не буду лукавить, этот «Опыт» мне дался с трудом, видимо, мешал личный, мхатовский опыт освоения той же «Чайки». Я не отношу себя к «суперталантливым людям», к каковым себя причисляет господин Жолдак—Тобилевич IV (про сей факт узнал из его интервью, напечатанного в тех же «Известиях» 4 ноября 2003 г.), поэтому мне не скучно, как ему, на спектаклях, «где есть сюжет и просто хорошие артисты», а скучно как раз было в его «театре будущего»: признаюсь, в его «лабиринтах» и «слоях» я подлейшим образом заблудился. С ощущением своей абсолютной отсталости от «нового европейского театра» я покинул и спектакль «Гамлет. Сны», показанный сейчас на фестивале. Художественные открытия Жолдака—Тобилевича IV, скажу честно, мне оказались не по зубам, а его откровения о своем методе работы повергли меня просто в шок. Вот пассаж из его интервью: «Моя теория заключается в том, что артиста, у которого есть свои какие-то качества, привычки, свое понимание всего, надо довести до такого состояния, когда он не может думать. Мне нужно загонять его до полусмерти. Конечно, если артист не хочет от меня уйти. Моя задача его аккуратно, медленно затягивать, физически загнать. Как со зверем!…»
Мое актерское воображение стало сразу рисовать картины одна страшнее другой — артисты Харьковского театра, думаю, и так неизбалованные жизнью, которым, даже, если они хотят, уйти некуда, находятся во власти человека с «мощным биополем», которого преследует «тема одноногой женщины». Может быть, у кого-то и вызывает умиление безропотность актеров, готовых раздеться, независимо от возраста и пола, получать телесные повреждения, давиться 500 вареными яйцами, но у меня возникает одно только чувство — чувство ужаса.
Господин Жолдак—Тобилевич IV в том же интервью мимоходом оборонил: «Кстати, у Васильева я по театру ничему не научился. Он научил меня только свободе». То, что его Анатолий Васильев не научил театру, видно по спектаклям, думаю, что и свободе этот «суперталантливый человек» тоже учился сам. У Жолдака—Тобилевича IV есть свое незамутненное понимание, что такое свобода. Для него свобода означает свободу от нравственных принципов. Как лихо он проиграл историю с Александром Исаевичем Солженицыным. Какая гениальная провокация — поставить спектакль «Один день Ивана Денисовича» без разрешения автора, тем самым вовлечь его в разговор о собственной персоне, а затем писать покаянное письмо писателю, который для него является «образцом нравственности». И все это на страницах «Известий» — газеты, которая имеет хорошую репутацию и огромную читательскую аудиторию. Пиаровский ход, вызывающий восхищение! Господина Жолдака—Тобилевича IV, видимо, преследует не только «тема одноногой женщины», но неутолимое желание быть замеченным. А если говорить правду, то и «одноногая женщина», и золотая голая задница Гамлета, и омерзительный запах яиц и всего остального, что составляет искусство этого режиссера, существует лишь для одного, чтобы запомнили — есть такой крутой парень на Украине, который выбрал для своих занятий театр.
Собственно говоря, спросите вы, какое мне до всего это дело. Действительно, ведь никакого, если бы не страх, что разрушительная энергия Жолдака подтачивает наш театр. Происходит отмирание нравственного начала, что невосполнимо для искусства. И тогда возникают жестокость вместо сострадания, секс вместо любви, хаотическое сознание вместо правды бытия. Мы долго называли наш театр храмом, верили, что когда запретили церковь, в театре можно было постичь христианские истины. Теперь строятся храмы, а театр впадает в духовную апатию. И становится возможным появление Жолдаков с их грубым, бессмысленным, но энергичным натиском.

Александр Калягин

Новые Известия, 19.11.2003


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru