Другие страницы:
<< | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | >>

21.11.2002, «Алфавит», Глеб Ситковский
Пропала жизнь

15.11.2002, «Консерватор», Марина Давыдова
Парадокс об актере

14.11.2002, «Вечерняя Москва», Ольга Фукс
Я мог быть счастлив!

14.11.2002, «Независимая газета», Александр Строганов
«Ночь уже близка…»

14.11.2002, «Культура», Наталия Каминская
Магнитофон и песня без слов

14.11.2002, «Еженедельный журнал», Майа Одина
Одинокий голос человека

12.11.2002, «Российская газета», Алена Карась
Метаморфозы «вкрадчивого»

11.11.2002, «Коммерсант», Роман Должанский
Юбилейный абсурд

5.11.2002, «Известия», Елена Губайдуллина
Десять лет с Калягиным, и так далее

25.05.2002, «Труд», Любовь Лебедина
Секрет молодости Калягина

25.05.2002, «Время МН»
Актер, которого любят

25.05.2002, «Время МН»
Неоконченная пьеса для Александра Калягина

25.05.2002, «Московские новости», Анатолий Смелянский
Пятьдесят, шестьдесят etc.

24.05.2002, «Независимая газета»
БЛАГОПОЛУЧНЫЙ ХУЛИГАН

24.05.2002, «ВЕК»
Et cetera!..

23.05.2002, «Культура», Наталия Каминская
Здравствуйте, я ваш… Et cetera

24.04.2002, «Общая газета»
Россия в ремейке, или Театр прохиндеев

17.04.2002, «ТРУД», Наталья Старосельская
Меня выручает самоирония

16.04.2002, «Русский журнал», Роман Ганжа
Круг чтения

23.02.2002, «Версты», Ольга Егошина
Не форсируйте фарс!

Другие страницы:
<< | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | >>
Одинокий голос человека

«Последняя запись Крэппа» — самая неабсурдистская пьеса из всех сочинений абсурдиста Сэмюэля Беккета. Режиссер Роберт Стуруа, выбравший ее специально для Александра Калягина (на фото они во время репетиции), сделал и вовсе реалистичный спектакль. Комната главного героя выглядит убого: покосившиеся кресла и стулья, книги в холодильнике, бумаги, газеты, тряпье (декорации Георгия Алекси-Месхишвили). Единственное яркое пятно — красный стол и магнитофон на нем. В течение всей жизни Крэпп записывал самого себя и накануне своего 69-летия намерен сделать такую запись в последний раз.
В самом начале, когда герой Александра Калягина спит, он кажется частью этого мертвого интерьера. Но вот он встает и начинает недоуменно, словно и не провел почти семьдесят лет в этих стенах, бродить среди хлама. И тогда становится очевидно, что, хотя хозяин этого мрачного жилища еще вполне крепок, он стар той мрачной старостью, когда безразличие к окружающей действительности уже победило все желания, порывы, амбиции и подбирается к последнему — воспоминаниям.

«Последняя запись Крэппа» — спектакль о коварстве времени. О том, что оно бесконечно и мучительно, когда человеку нечего делать или не с кем говорить, и быстротечно, когда ему многое надо сказать. Все равно кому, пусть даже некогда любимой женщине, являющейся ему лишь в воспоминаниях. Этот пессимистичный сюжет Роберт Стуруа поставил просто и поэтично. Словно элегию прочитал.

Майа Одина

Еженедельный журнал, 14.11.2002


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru