Другие страницы:
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | >>

13.11.2007, «Взгляд»
Александр Калягин вручил посмертно премии Боровскому и Шейнцису

15.10.2007, « «Российская газета» — Центральный выпуск № 4492»
Крымский Авиньон

4.10.2007, «Культура, № 39»
«Настоящих буйных мало…»

1.10.2007, «Театрал»
Александр Калягин: «Все зависит от вкуса»

27.07.2007, «The Moscow Times»
Thrills, Farce and Dramatic Coups / Сенсации, фарсы и драматические перевороты

21.06.2007, «Культура»
АЛЕКСАНДР КАЛЯГИН: «Нет режиссера в своем отечестве»

1.06.2007, «Экран и сцена»
Счастливый человек

28.05.2007, «Новые известия»
Эталонный актер

25.05.2007, «Московские новости»
Победитель

25.05.2007, «РИА Новости»
Известному актеру Александру Калягину исполняется 65 лет

25.05.2007, «Комсомольская правда»
Александр КАЛЯГИН: Играет лучше меня? убью!

25.05.2007, «Российская газета»
Неоконченная пьеса

25.05.2007, «РИА Новости»
Александра Калягина чуть не отчислили за профнепригодность

25.05.2007, «News Info»
Сан Саныч

24.05.2007, ««Культура»»
«Восемь с половиной» Александра Калягина

26.04.2007, «РИА Новости»
Калягин: сохранение самобытных ценностей — ключ к решению проблем

11.04.2007, «Литературная газета»
Зола и пламень

1.04.2007, «Театральная касса»
Подавлять и возбуждать

29.03.2007, ««Культура»»
АЛЕКСАНДР КАЛЯГИН: «Мы - одна семья»

26.03.2007, «Новое время (The new times)»
«Какой зритель есть, для такого и играем»

Другие страницы:
1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | >>
АЛЕКСАНДР КАЛЯГИН: «Нет режиссера в своем отечестве»

Год для нас был очень тяжелым. Не стало Давида Боровского, Олега Шейнциса, Любы Полищук, Татьяны Лавровой, Виктора Гвоздицкого… Ушли из жизни Михаил Александрович Ульянов и Кирилл Юрьевич Лавров — словно захлопнулась дверь, за которой осталось прошлое нашего театра с его великими страницами. Это все потери невосполнимые. Говорят, природа не терпит пустоты, но в российском театре она возникла. И дальше будет только шириться. Об этом страшно думать, но думать надо. Как мучительно Вахтанговский театр искал нового художественного руководителя. В итоге приглашен литовский режиссер Римас Туминас, который возглавляет в Вильнюсе свой Малый театр. Прославленная труппа поступилась своим главным принципом и допустила к руководству не вахтанговца — такого в истории этого театра еще не было. Я не имею ничего против Туминаса, он очень талантливый режиссер, кровно связанный с русской культурой, другое дело, как он сумеет работать на два дома. Дай бог, чтобы у него все получилось, я искренне этого желаю. Но меня сейчас волнует сама эта ситуация — в России не оказалось лидера, способного возглавить театр. Мы очень много рассуждаем о том, что разрушен институт главных режиссеров, что огромное количество театров России оказалось без художественного руководства, но не начинаем активно действовать, чтобы изменить ситуацию. 

Почти ежедневно в СТД поступают письма из самых разных городов страны, в которых звучит тревога за судьбу своего театра. Обращаются к нам и коллективы московских театров, в одном случае, обеспокоенные тем, что театр становится прокатной площадкой для антрепризы, в другом — что страдает от произвола руководства или действий властей. Я не вижу смысла называть имена, театры — конкретные факты сейчас менее важны, чем возможность выявить общие тенденции. Ситуации везде разные, но природа конфликтов одна — не работают модели театрального руководства. То и дело возникают непримиримые конфликты, многие театры подолгу живут по законам военного времени, причем с переменным успехом оборону держат и директора, и главные режиссеры, и актеры. Режиссеры уверяют, что власть взяли директора, поскольку в их введении главный рычаг воздействия — деньги. Директор по своему усмотрению распоряжается финансами, он решает, сдавать помещение или нет, кого приглашать, а кого нет. Конфликт между директором и главным режиссером, известный с незапамятных времен, сегодня приобретает более острый характер. На стороне директора часто оказывается труппа, финансово зависящая от театральной администрации. Ситуация доходит до крайности, и во многих российских театрах режиссеры просто отсутствуют, руководят администраторы, которые считают свое единоначалие нормой сегодняшнего дня. Они уверены, что вполне справляются и с художественными задачами, приглашая случайных режиссеров на постановку. Ясно, что из этого ничего получиться не может. Тем более что зачастую директорами театров становятся люди, далекие от искусства. И это в ситуации, когда три вуза сегодня выпускают театральных менеджеров.

Приход в театр нового художественного лидера знаменует собой серьезные изменения не только в репертуарной политике театра. Чаще всего новый руководитель приходит со своей командой актеров, а то и со своим директором, иногда с завлитом и художником, бывает даже — со своими бухгалтером и администраторами. Соответственно все старые сотрудники театра должны уйти, на улицу выбрасывается и большая часть труппы. Часто приходится вмешиваться в ситуацию, когда под видом ремонта театральных зданий власти лишают театр помещения. Чтобы отстоять его, начинается переписка с губернатором. Иногда нам удается защитить театр, но надо признаться, что мы беремся решать не свои вопросы. Это прерогатива государственной структуры, но какой? Министерства культуры? Федерального агентства? Может быть, все-таки нужна Дирекция российских театров, которая будет все это решать?

Надо признаться, что организация театрального дела в России вызывает серьезную тревогу, и именно по этой причине во многом, на мой взгляд, происходят те разрушительные творческие процессы, которые мы называем сегодняшним кризисом. Театр должен иметь руководителя, который отвечает за его художественную жизнь. Так должно быть, если мы хотим сохранить специфику русского репертуарного театра. Я понимаю, что не все в нашей власти, царствует рынок, который может насадить свои законы по западным образцам. Но нам надо постараться сохранить институт художественного руководства. Быть может, имеет смысл обеспечить статусом художественного руководителя тех режиссеров, которые в состоянии определять художественную стратегию театра, дать им полномочия творческого руководства.

Прежде всего, мне кажется, нам надо заниматься воспитанием, учетом и распределением кадров. Надо растить режиссеров внутри театра, поощрять первые успехи, поддерживать молодых одаренных режиссеров. Я знаю много театров, которые по нескольку лет ведут поиски художественного руководителя, притом что всем известно, сколько режиссеров ходит сейчас без работы. Я не любитель с сожалением вспоминать старые времена, но справедливости ради надо сказать, что раньше такой ситуации быть не могло. Сегодня институты не занимаются распределением своих выпускников, министерство не проводит кадровой политики, и в результате театральные специалисты не знают, как устроиться на работу, а театры не знают, где их найти.

Необходимо иметь базу данных. Это должны быть не просто списки фамилий режиссеров, художников, театроведов, артистов и т.д., но и аналитические карточки на каждого, по которым станет возможно решать, где и как человек может быть полезен. Кроме того, необходимо иметь информацию о каждом российском театре, в досье на театр должно быть включено все: от технического состояния здания до названий текущего репертуара.

Чтобы понять, как развивается театральный процесс, какие болевые моменты переживает театр в данный момент, надо иметь информацию и надо уметь ее проанализировать. Только так возможно осуществлять осмысленную кадровую политику. Я надеюсь, что в ближайшее время при СТД мы создадим информационно-аналитический центр, который начнет заниматься в том числе этими проблемами. Да, Россия огромная страна, да, у нас много театров, но создать нормальные условия для работы в каждом театре — это реально. Тем более что у нас есть не только негативный опыт — в России множество театров с налаженной системой руководства, живущих интересно и насыщенно.

Культура, 21.06.2007


     

Copyright © 2002 Александр Калягин
kalyagin@theatre.ru